Командир спецбата ДПС: как отказаться от взятки - RuLife.ru

Общество
11.07.2015
Командир спецбата ДПС: как отказаться от взятки

Командир спецбата ДПС: как отказаться от взятки

Командир 6-го специализированного батальона ДПС Константин Васюта, что обеспечивает правопорядок на Садовом кольце, рассказал «Ридусу» о новых нормах ПДД, ужесточении контроля над пешеходами, коррупции и борьбе с ней.

— Предлагаю начать разговор с темы правового регулирования безопасности дорожного движения. Потом мы плавно перейдем к вопросу борьбы с коррупцией и взяточничеством. Этапов Вашей биографии коснемся. Ну, и другие темы затронем.

Так вот, я перед нашей встречей собрал со знакомых автомобилистов и мотоциклистов наиболее насущные вопросы, и чаще других был задан этот. Когда сотрудники ГИБДД начнут наказывать пешеходов, которые переходят дорогу в любом месте с полной уверенностью, что водитель их пропустит?

— Когда мы сюда пришли, ситуация в части аварийности была критической. 68 процентов — это была доля наездов на пешеходов. 90 процентов из этих наездов — по вине самих пешеходов — переходили в неположенном месте.

Мы начали выбирать метод, каким образом нам на это повлиять, как снизить показатели, и сегодня мы увеличили административную практику по правонарушениям среди пешеходов в десятки раз. Ведь нашими сотрудниками по пешеходам-правонарушителям проводится огромная работа именно по статье 12.29 КоАП («нарушение ПДД пешеходами»).

Кроме того, касаясь темы пешеходов, замечу, что мы среди категории участников этого движения порой выявляем лиц, находящихся в федеральном розыске.

— Есть в центре Москвы наиболее критические места с точки зрения нарушений ПДД пешеходами?

— Можно выйти на Смоленскую площадь — там повальные нарушения пешеходами. Такая же ситуация на пересечении Сыромятнической с Земляным валом. Иногда переходят Садово-Каретную, но тут, как правило, заканчивается, все плачевно.

А вообще, нам удалось снизить наезды на пешеходов в центре столицы на 70 процентов. Есть такое понятие — критическое значение, то есть мы работаем на посту в месте, где определенная концентрация наездов. Допустим, пишем мы 20 протоколов на пешеходов, а наездов — сто. Пишем 40 протоколов на пешеходов, наездов все равно 100. Пишем 50 протоколов, и тут наездов стало 70. Значит, ниже этого нам опускаться нельзя, с пешеходами нужно работать и работать.

— А какая-то пропагандистская работа с пешеходами ведется? Диалог устанавливается? Ведь к профилактике правонарушений, очевидно, нужно не только с точки зрения санкций подходить. Но сегодня многие, как сам нередко наблюдаю, переходят даже по пешеходному переходу, но все равно не смотрят по сторонам, хотя с детства учили: посмотреть налево, посмотреть направо.

— Здесь как раз статья 12.18 КоАП и действует: водители должны пропускать. И многие, зная об этом, как бы демонстративно делают так, что «я все равно пойду, а ты тормози, как хочешь». И с точки зрения закона правда будет на стороне пешехода. Водителям нужно с этим смириться и быть внимательней.

Впрочем, это, на мой взгляд, не проблема. Самая серьезная для нас проблема — это переходы дорог в неустановленных местах. Есть и несистемные, скажем так, наезды, например, связанные с вокзалами, где страдают лица категории БОМЖ.

— Водителям подняли штрафы за то, что они не пропускают пешеходов. Не считаете ли вы, что и к пешеходам стоит применить штрафы, и уже не такие символические, как сейчас.

— Наверное, это разумно. Но на это должен быть соответствующий запрос в обществе. Мы ужесточаем ответственность за нетрезвое состояние потому, что налицо бедственные социальные и катастрофические последствия.

Невысокая правовая культура пешеходов, думаю, пока не бросается так сильно в глаза. По крайней мере, по тем нарушениям ПДД, которые выявляем мы. У нас, например, пешеход с Таганской площади бросился вниз в Таганский тоннель. На это невозможно повлиять и штрафовать его бесполезно.

Если мы штрафуем за то, что люди пытаются в потоке машин перебежать дорогу — в этом есть, конечно, разумное зерно. Возможно, это будет работать. Но стоит заметить, сейчас есть некая хлопотность при оформлении подобных нарушений: пешеход, как правило, возмущается. Считает, мол, с какой стати ты ему предъявляешь какие-то требования.

Таким образом, вполне возможно, с соответствующей законодательной инициативой и стоит выходить.

— Расскажите о новой норме, которая позволит «продувать» пешехода в алкотестер. Будете ее применять активно?

— Конечно. Как раз все эти наезды — это чаще всего — пешеходы в нетрезвом состоянии. Посмотрим, как это законодательно будет выглядеть. Сейчас мы можем такого гражданина доставить в ОВД. Так же, в зависимости от его поведения, мы можем привлечь его как нарушителя общественного порядка, но это не нарушение ПДД.

— Вторая проблемная тема, обозначенная автолюбителями — это разные двухколесные средства. Неконтролируемый скоростной режим мотоциклистов в Москве. Насколько известно, сотрудники не рвутся в погоню, если видят, что «байкер» летит под 200, чтобы лишнего трупа не делать. А как отрегулировать вопрос? Ведь не нормально, когда носятся по оживленному городу с невероятной скоростью, это беспокоит даже других мотоциклистов.

— Мотоциклисты, которые используют хорошие мотоциклы (а их большинство), мне кажется, они сегодня самая законопослушная часть участников дорожного движения. Во всяком случае, в центральной части столицы. Это происходит хотя бы и потому, что мы нацеливаем на результат наши мотонаряды.

Нам закупили мощные мотоциклы, и они не должны в холостую использоваться. Категория «человек на хорошем мотоцикле» сейчас застрахована от проблем: водительское удостоверение, шлем.

Выявить среди них нарушения достаточно редко. А вот, если говорить о скутерах, какие-нибудь «кроссовиках», так в этой среде мы весьма часто выявляем и вождение в нетрезвом состоянии, и в состоянии наркотического опьянения.

В мае мы задержали велосипедиста, который оказался наркоторговцем. В сумочке у него обнаружили амфетамин. Наши ребята просто на лицо посмотрели и выявили, что он употребляет.

Ну, и отвечая на Ваши слова, замечу. Гнаться или нет — это решение стоит принимать в зависимости от ситуации. Есть определенные правила организации преследования. Если преследуешь, нужно передавать эту информацию в дежурную часть, она должна подключать соседние подразделения, действовать сообща и координировано. Если сотрудник понимает, что он не сможет сделать все в соответствии с приказом и с требованиями нашего законодательства, тогда стоит поберечь и свою жизнь, и жизнь мотоциклиста. Вообще на эту работу управление обращает серьезное внимание.

— Сейчас в Москве выросло целое поколение велосипедистов, как проводится работа с ними?

— На нашей территории обслуживания какой-то острой проблемы с велосипедистами нет, и ДТП в этом году с ними не было.

Был случай, когда велосипед девушки колесом ударила машина. Она, причем, переходила пешеходный переход, как положено, спешившись.

— А вообще наблюдается рост правонарушений, задержаний, растут по числу штрафы?

— За половину 2015 года мы направили в суд более трех тысяч материалов. Если сравнивать с прошлым годом, то их было 942. То есть, в три раза больше. Во многих случаях предусмотрено лишение прав, если это нетрезвое состояние или наркотики. Ну, а если это встречная полоса или закрытый номер, тогда судьи сами принимают решение: либо штрафовать, либо лишать. Ну, и количество материалов в части профилактики мы увеличили, однозначно.

Также мы усилили нашу деятельность, связанную с исполнением общеполицейских функций. Мы раскрыли на 260% больше преступлений, чем год назад: 36 — за полгода, в сравнении с десятью, которые были раскрыты в том году. И преступления небезынтересные. Помимо банальных наркотиков, которые довольно часто при досмотрах выявляются, были и довольно крупные партии, задержание со «спайсами». И даже раскрыли одну квартирную кражу.

Это все связано с ростом ответственности наших сотрудников. Что нужно связывать в свою очередь с улучшениями условий труда.

Мы изменили график работы, что личным составом было встречено позитивно. Появились два полноценных выходных, наши сотрудники теперь работают 2 дня — 2 выходных, 2 ночи — 2 выходных. А раньше был формат: 2 утра — выходной, два вечера — выходной. А если какой-то режим усиления, то и вовсе не было выходных.

Мы выходные вернули, усиление практически не берем, на День Победы было последний раз.

Еще у нас появился спортзал. Даже раздевалки преобразились. Раньше они были мрачные, из какого-то ДСП уже расслоившегося. Сейчас же мы сделали их светлыми, из хороших материалов. То есть, сотрудник приходит и получает хороший настрой, таким и выходит на дорогу.

Кроме того, и условия самой работы во многом изменились. Например, для начальства раньше было не редкость — снять с поста: «Езжай туда-сюда, отвези то-се…». Я категорически запретил трогать смены. Взвод занимается только своей работой. Посты обязательного закрытия максимально закрыты, маршруты обязательного патрулирования — тоже, как раз для того, чтобы они могли заниматься административной практикой, чтобы мы видели влияние. Чем лучше профилактика, тем меньше ДТП.

Кроме того, в работу дежурной части ввели некоторые инновационные приемы.

Группу по административному законодательству разместили за застекленной стеной, там у нас стоят такие приборы, с их помощью можно оценить качество обращения.

Мы завели электронную систему оценки работы с гражданами — пять вопросов, есть возможность высказать и какое-то свое мнение. Потом я ввожу пароль и сам смотрю отзывы. Негативных отзывов оставляют, к слову сказать, мало, и в основном они связаны с разбором нарушений в эвакуации.

Во всех остальных случаях, к примеру, при разборах ДТП, у нас в основном позитивные отзывы.

Стоит отметить, что программа установлена так, что если человек оставляет негативные комментарии, то потом последние 10 минут диалога мы можем прослушать.

— А в московском полицейском руководстве это позитивно встречают — все эти новации?

— Да. После нас такое ввели еще в одном экзаменационном подразделении МОТОРЭР в Измайлово.

— Не завидуют ли коллеги? Ведь есть те, кто не способен такие инновации ввести. Многие ведь в своих проколах успешных коллег винят.

— Доходят иногда такие слухи до меня. Говорят: «Что-то у них там не так, таких показателей быть не может».

Но могу с уверенностью сказать, что это всё десятки раз перепроверено. Статистику сейчас даем не мы, а федеральная аналитическая система. Она сама из базы данных эти показатели сортирует.

— Вот еще один из общеправовых вопросов, что собрал у читателей и автолюбителей. У многих до сих пор сохраняется непонимание по Европейскому протоколу. Как считаете, будут ли трудности с ним? Тем более, сейчас будут вводить штраф за заграждение дороги при ДТП, если можно договориться, а люди пытаются дождаться сотрудников ДПС.

Это успешный международный опыт — если попавшие в лёгкое ДТП по протоколу не оформили сами, их привлекают к административной ответственности. На самом деле, это колоссально облегчит жизнь и нам, и участникам движения.

Здесь вопрос ведь в чем. Каждый хочет быть правым, он считает, что сотрудника ГИБДД можно использовать как какой-то элемент давления. Один из участников говорит: «Давай оформим все сами, другой говорит: «Ты должен заплатить мне миллион». И тогда первый говорит: «Ах так, тогда я вызову ГАИ!». Вот примерная модель этих диалогов.

То есть ГИБДД выступает элементом давления. И получается в итоге, что за сутки нашим нарядам приходится по 30 аварий оформлять, это безостановочная работа в течение всей смены.

Если бы изменился как-то менталитет, даже с помощью этого административного воздействия, научились бы сами оформлять, то тогда бы перестали воспринимать автоинспекцию как третейского судью.

— Согласен, однако, не мелок ли порог в 50 тысяч, ведь для многих современных дорогих машин это — ничто.

Как правило, в таких ДТП страдает одна, не более, деталь. А все эти потертости — львиная доля то, что в пробках.

Потом нужно потихоньку обкатать новую норму, посмотреть, что из этого получится, сделать выводы, какие-то законодательные инициативы ввести, чтобы это поправить. А уж потом переходить на более высокие суммы. Но чтобы это не создало новые возможности для злоупотреблений и преступлений.

— Кстати, как по наблюдениям? Начали люди применять европейский протокол?

— Постепенно начинают.

— Ну, и коррупционная сфера…

— Да, мы с вами еще не обсудили ст. 291 УК РФ. За полгода у нас 6 дел возбуждено за дачу взятки должностному лицу.

— Известно, что у Вас есть в этом — сфере пресечения взяточничества — и личный опыт.

Действительно. Когда я в столичном управлении работал, был интересный случай. Завозились грузовики из Японии — отдельно раму, отдельно кабину и так далее, потом собирали это все на Дальнем Востоке. Но это только якобы отдельно завозилось, а на самом деле завозили целиком собранный грузовик.

И вот потом эти деятели метались по стране в поиске недобросовестных сотрудников, чтобы получить ПТС. Мы выявили тогда порядка 180 таких машин, поставленных в Москве на учете. Еще 100 машин где-то зависли. И вот пришел ко мне человек и говорит: «Есть триста машин — по 150 тысяч за штуку. Мы его задержали, суд состоялся. Я же благодаря этому определенный опыт приобрел.

— Но замечу, СМИ писали, что и на Вас оперативные дела по взяточничеству заводили.

— То, что писали СМИ — это не совсем так, а точнее — совсем не так.

Велись проверочные мероприятия, кто был их инициатором — я не знаю. ФСБ потом это все распутывало. Ситуация вообще была непонятная, я написал на имя начальника столичного управления Якунина рапорт о том, что пришел ко мне некий человек из службы собственной безопасности, и рассказал о том, что на меня дело по коррупции возбуждено.

И по этому рапорту начали проводить проверку, и сотрудники ФСБ установили в его действиях состав преступления. Сейчас этот человек действительно отбывает наказание в колонии-поселении. Я не знаю, для чего он тогда пришел, может как-то психологически давить. Сложно сказать, ведь сейчас уже ни того руководителя нет, ни оперативника.

Вообще сложилось, увы, такое восприятие ГАИ, что сюда можно прийти как в магазин.

Когда нашего инспектора сбили, а водитель скрылся с места, но был задержан, к нам приехал его папа — солидный, обеспеченный бизнесмен. Просто пришел, ни капли не сомневаясь, что за 400 тысяч, не то что товарища своего, а маму свою продадут.

Конечно, его задержали. И сын получил год лагеря по 318-й («насилие в отношении представителя власти»). Папа получил 4 года условно и 24 млн штрафа.

Другой вот семь единиц повредил на Сухаревской площади. Пришел сюда с корочкой сотрудника ФСБ, и за 200 тысяч предлагал закрыть вопрос. Тоже задержали.

Всё остальное — на дороге — предлагали взятки от 5 до 25 тысяч, их тоже задерживали.

Здесь еще важно заметить, что мы предупреждаем собеседника, что он совершает преступление, если на этом этапе дело не заканчивается, то тогда процесс переходит действительно в состав преступления.

— А своих сотрудников «за руку» на взятках ловили? Или подобным вопросом пусть специальные службы занимаются?

— Разумеется, мы ведем профилактику. Если задержат кого-то — меня будет мучить совесть, что вовремя не уволил его. Поэтому спецслужбы, конечно, не дремлют, но и мы стараемся не допускать.

Когда я только сюда пришел, один сотрудник попал в такую ситуацию, это был сентябрь прошлого года. Потом в течение двух месяцев я общался с каждым сотрудником у себя в кабинете. Вскоре после этого мы еще двух командиров взводов заменили, пришлось с ними распрощаться. Всего же 22 человека пришлось уволить, и набрать новых. Уволить — это быстро. А вот набрать, с учетом нашей кадровой специфики, это долго и сложно.

Но проблема давно решена. Зная о достойных условиях труда и высокой внутренней планке, к нам стремятся попасть в подразделение.

— Резюмируя тему коррупции, хочется уточнить, что Вы очень не рекомендуете давать взятки сотрудникам ДПС в центральной части столицы?

— Да. Мы очень не рекомендуем автомобилистам даже пытаться дать взятку.

Сотрудники нередко рассказывают, что при задержании водители включают режим «телефонного права». Начинают кому-то звонить «пробивать», а когда собеседник узнает, кто его остановил, категорически запрещают давать нам взятку: «А то сядешь!». То есть, у нас такая слава в народе, что лучше нам не предлагать. И это действительно так.

Расскажи о сайте:
Эту новость ещё не комментировалиНаписать комментарий
для комментирования нужно зарегистрироваться
Россия

Общество