Человек впервые преодолел звуковой барьер вне транспортного - RuLife.ru

Происшествия
20.12.2012
Человек впервые преодолел звуковой барьер вне транспортного

Человек впервые преодолел звуковой барьер вне транспортного

Австриец Феликс Баумгартнер сделал всего один шаг, которого хватило на то, чтобы преодолеть несколько десятков километров, да ещё и разогнаться до сверхзвуковой скорости. И всё это без каких-либо моторов... …Правда, шаг был сделан на высоте 39 044 метра, а чтобы добраться туда, пришлось потратить почти три часа на подъём в стратостате. Кстати, это был ещё и самый высокий пилотируемый подъём на стратостате (спустился тот уже в беспилотном режиме). Ну и, конечно, побит рекорд по продолжительности скайдайвинга с максимальной высоты — ведь до Баумгартнера прыгать с 39 км никто не решался.

Устоял лишь рекорд продолжительности свободного падения. Нынешние четыре минуты двадцать две секунды оказались значительно меньше ожидавшихся пяти-шести минут, так что достижение по-прежнему принадлежит Евгению Николаевичу Андрееву.

Как оказалось, скорость падения австрийца снижалась слишком медленно, поэтому он быстрее запланированного оказался в плотных слоях атмосферы и бóльшую часть десятиминутного прыжка спускался с парашютом.

Что самое интересное, рекордсмен по скорости свободного падения не пытался (преднамеренно) прыгать с 39 км. Прыжок планировался с 36 км, но, как всегда, без накладок не обошлось. Стратостат, использованный проектом Red Bull Stratos, продолжил подъем после 36 км, хотя Феликс стравливал гелий в баллонах в заранее согласованных со специалистами количествах. Заметив, что высота нарастает (с 2,1 м/с скорость подъёма выросла до 10,7 м/с), он понял, что стравливать газ надо активнее. Но остановить подъём удалось только на 39 км, оттого прыжок состоялся с 39 044 м.

Момент был очень опасный: если бы скайдайвер дал шару подняться слишком высоко, последний могло бы разорвать, а выбираться из вращающейся капсулы было бы не слишком весело. И всё равно аппарат достиг такой области стратосферы, где температура близка к 0 ˚C: человек редко поднимается в столь тёплые её слои.

Теперь о самом прыжке. Он длился всего 10 минут, а период беспарашютного полёта продолжался четыре минуты двадцать две секунды, и, как нас уверяют, при этом была достигнута скорость в 833,9 мили в час (1 342 км/ч), или 1,24 Маха. 1 110 км/ч — такова скорость звука в том высотном районе, где он преодолел звуковой барьер. Это случилось буквально в первые 40 с после прыжка, поскольку набор скорости в тех разрежённых слоях воздуха был самым быстрым. Ощущения стратолётчика? Никаких. По его словам, он не заметил, как пересёк звуковой барьер (поверим ему на слово), хотя и упоминает, что на несколько секунд терял сознание.

И всё же, даже если Феликс Баумгартнер не обратил внимания на этот момент, человечество его заметило: летать быстрее М1,2 без ЛА или ракеты нам ещё не приходилось. Предыдущий рекорд скорости, достигнутый подобным образом, был поставлен полвека назад. Лётчик-испытатель ВВС США Джозеф Киттингер прыгнул из открытой гондолы (да-да, как у Жюля Верна) за борт и достиг 980 км/ч.

Самое интересное, что даже сегодня, когда мы летаем в космос, прыжок такого типа — вовсе не простое занятие. Тот же Джо Киттингер (кстати, консультировавший Баумгартнера 50 лет спустя) ещё в период тренировочных прыжков прошёл в миллиметре от смерти. Прыгая с 23 км, он едва не пал жертвой собственного вытяжного парашюта. Тот сработал почти сразу после прыжка, а потом вытянулся и вспомогательный тормозной парашют. Естественно, на 20 с лишним километрах воздуха для них просто не было, и по-человечески они так и не раскрылись. Зато тормозной парашют захлестнулся вокруг шеи прыгуна, того затянуло в плоский штопор (до 120 оборотов в минуту), прилив крови к мозгу оказался чрезмерным (до 22g перегрузки), и Киттингер потерял сознание. Нет, потом, конечно, автоматически выпустился главный парашют — уже в тропосфере, где от него был толк. Но из-за кувырканий он… не раскрылся, зато переплёлся с вылетевшим ранее. И только запасной парашют, выпустившийся на трёх километрах, спас положение. Но и тут не обошлось без везения, поскольку он сцепился с предыдущими и случайно расцепился с ними только на 2 000 м.

Увы, такие «накладочки» слишком часто происходят в стратосферных прыжках. Чего уж там, успех Киттингера в 1961 году — скорее случайность: в главном прыжке с 31 км он едва не погиб из-за негерметичности гермокостюма. А планировавший побить его рекорд американец Николас Пиантинида 5 мая 1966 года впал в кому из-за разгерметизации на высоте 17 500 м — и умер четыре месяца спустя.

Не избежал проблем в падении и австриец: в один момент его начало вращать, однако затем ему удалось стабилизироваться и продолжить относительно нормальное падение. Из-за ветра, планирования и таких вот внеплановых «выкрутасов» он приземлился в 59 км от точки старта, а капсула его стратостата — при радикально большей парусности — в 88 км.

Однако в целом всё прошло значительно более гладко, чем у множества предшественников профессионального скайдайвера. И это даёт определённую надежду на то, что рекорд станет не просто достижением для занесения в соответствующие книги.

«Это возможность собрать информацию, которая может внести свой вклад в меры по спасению жизни астронавтов, пилотов и, может быть, космических туристов будущего, — заявил г-н Баумгартнер перед самым прыжком. — Подтверждение того, что человек может преодолеть звуковой барьер в стратосфере и вернуться на Землю [живым], будет шагом к созданию таких процедур аварийного покидания [аппаратов] в ближнем космосе, которых сейчас просто нет».

Конечно, насчёт туристов Феликс Баумгартнер слегка поторопился: вряд ли они смогли бы остановить мощнейшее вращение и перевести хаотичное падение в упорядоченное. А вот специально подготовленные космонавты действительно могут воспользоваться таким сценарием на небольших по космическим меркам высотах...

Расскажи о сайте:
Эту новость ещё не комментировалиНаписать комментарий
для комментирования нужно зарегистрироваться
Мир

Происшествия