Русская жизнь
Новости издательстваО журналеПодписка на журналГде купить журналАрхив
  
НАСУЩНОЕ
Драмы
Хроники
БЫЛОЕ
«Быть всю жизнь здоровым противоестественно…»
Топоров Адриан 
Зоил сермяжный и посконный

Бахарева Мария 
По Садовому кольцу

ДУМЫ
Кагарлицкий Борис 
Cчет на миллионы

Долгинова Евгения 
Несвятая простота

ОБРАЗЫ
Ипполитов Аркадий 
Ожидатели Августа

Воденников Дмитрий 
О счастье

Харитонов Михаил 
Кассандра

Данилов Дмитрий 
Пузыри бытия

Парамонов Борис 
Шансон рюсс

ЛИЦА
Кашин Олег 
«Настоящий диссидент, только русский»

ГРАЖДАНСТВО
Долгинова Евгения 
Похожие на домашних

Толстая Наталья 
Дар Круковского

ВОИНСТВО
Храмчихин Александр 
Непотопляемый

МЕЩАНСТВО
Пищикова Евгения 
Очередь

ХУДОЖЕСТВО
Проскурин Олег 
Посмертное братство

Быков Дмитрий 
Могу

НАСУЩНОЕ
на главную

Драмы

Драмы. Часть 1. Художник Дмитрий Коротченко

Пикалево

2 июня жители города Пикалево Ленинградской области перекрыли федеральную трассу А-114 Петербург — Вологда, пытаясь таким образом привлечь внимание властей к ситуации, сложившейся в городе. Три градообразующих предприятия: «Базэлцемент-Пикалево», «Метахим» и «Пикалево-Цемент» — не работают с прошлого года, а сотрудники этих предприятий (то есть практически все взрослое население города) не получают зарплату. 4 июня в Пикалево прибыл премьер Владимир Путин и демонстративно, перед телекамерами, отчитал Олега Дерипаску, которому принадлежит «Базэлцемент-Пикалево», а затем под страхом национализации приказал собственникам предприятий, во-первых, немедленно выплатить рабочим задолженность по зарплате и, во-вторых, (с этим был связан жест Путина с авторучкой, которой он заставил Дерипаску подписать соответствующий договор) — возобновить поставки сырья на предприятия, то есть возобновить их работу.

Сцену показательной порки самого, наверное, несчастливого (по меркам нынешнего кризиса) российского олигарха несколько дней подряд демонстрировали федеральные телеканалы. Унижение одного из самых знаменитых, а значит, самых одиозных российских миллиардеров явно пришлось по вкусу той части аудитории, которая привыкла доверять теленовостям. Да и комментаторы, восторгавшиеся тем, как премьер швырнул олигарху авторучку, очевидно, были настолько увлечены этим зрелищем, что не обратили внимания на то, что 3 июня, то есть в промежутке между перекрытием трассы и приездом главы правительства, банк ВТБ выделил «Базэлцементу» 250 миллионов рублей кредита, то есть все социальные траты, к которым так демонстративно принуждал Путин, Дерипаска оплатил и еще оплатит не из собственного кармана, а из заемных государственных (ВТБ контролируется государством) средств, и это обстоятельство значит явно больше, чем понурый вид Дерипаски перед камерами программы «Время». Впрочем, так ли это важно по сравнению с ручкой, которую Путин сначала швырнул Дерипаске, а потом попросил вернуть.

Рахимов

Сенсационное интервью президента Башкортостана Муртазы Рахимова «Московскому комсомольцу» — ничего подобного в истории российской властной вертикали еще не было. Один из «системообразующих» региональных руководителей (занимает свою должность с 1990 года), один из основателей и лидеров «Единой России» выступил с беспрецедентно жесткой критикой современной политической системы. Политические комментаторы расхватали рахимовский текст на цитаты практически весь, не удержусь и я: «Меня очень беспокоит, что страна постепенно отходит от процессов демократизации. Возьмем Госдуму. Разве это парламент? Стыдно смотреть! Население же смеется!» Или: «Ведь сейчас у нас по сути однопартийная система. При этом избиратели не знают, кого они избирают. А депутатам руководители фракций говорят: „Если ты нам не понравишься, мы тебя отчислим!“ Что же это такое? Должно же быть хоть какое-то уважение!» Или: «Очень плохо, что все контролирует одна партия. Должно быть как минимум две партии — точно так же, как в Англии и Америке». И еще: «Мне трудно сказать, что нужно делать. Но какие-то изменения должны быть обязательно. Мы не можем так жить, чтобы одна партия диктовала. Мы идем к тому, откуда ушли». Когда в гораздо более мягкую полемику с правящей партией вступил мурманский губернатор Евдокимов, партия немедленно подвергла его настоящей гражданской казни (рубрика «Драмы» об этом подробно писала). Вначале могло показаться, что и Рахимова ждет какой-нибудь суд партийной чести — первый заместитель секретаря Президиума Генерального совета (замечательно у них все-таки должности называются) «Единой России» Андрей Исаев, комментируя интервью в день его выхода, не исключил, что Рахимова могут исключить из партии. Но очень скоро стало ясно, что это скорее Рахимов исключит партию из себя, и это не преувеличение — Башкортостан всегда обеспечивал партию власти самыми туркменскими результатами на всех выборах, да и вообще, в этой республике любая политическая система, будь то партии или даже институт президентства — не более чем маскировка для абсолютной монархии (и это тоже не преувеличение — сын президента Урал Рахимов числится среди наиболее вероятных преемников действующего главы республики). Очевидно, поэтому в первый же рабочий день после публикации в МК со смягчающим заявлением выступил председатель Высшего совета «Единой России» Борис Грызлов, который фактически опроверг слова Исаева, ограничившись только туманным обещанием «выяснить отношения».

Зачем Рахимову понадобилось ссориться с «Единой Россией», точно сказать невозможно. В том же интервью президент Башкортостана пообещал руководить республикой до конца 2011 года, то есть до официального истечения полномочий. Башкирская оппозиция утверждает что Рахимов, будучи небедным человеком, который планирует после отставки жить пенсионерской жизнью где-нибудь в Европе, таким образом пытается создать себе в глазах иностранной общественности имидж либерала и почти диссидента. Но это не более чем домыслы. Единственное, что бесспорно — Рахимов и среди губернаторов-долгожителей выделяется фантастическим политическим чутьем, и сумасбродные поступки ему точно не свойственны. И если этот бабай вдруг так радикально меняет риторику — может быть, завтра мы проснемся в другой стране?

Либерализация

Вообще, признаки другой страны, в которой мы вот-вот проснемся, при желании можно найти где угодно. Минюст «в рамках выполнения поручения президента о гуманизации наказаний за нетяжкие преступления и расширении применения альтернативных наказаний» разработал пакет поправок в Уголовный и Административный кодексы. Среди прочего предусмотрена отмена таких составов преступления, как оскорбление представителя власти, приобретение и сбыт официальных документов и наград (это будут трактовать как административные нарушения). Статью о покушении на жизнь государственного деятеля предлагается сделать пунктом статьи об убийстве.

Конечно, это еще не отмена антиэкстремистского законодательства и вообще не оттепель, но новости в любом случае обнадеживающие. Много лет подряд российские законодатели с подачи исполнительной власти расширяли перечни антигосударственных преступлений и в конце концов расширили их до такой степени, что даже критическая статья в газете при соответствующей «политической воле» могла стать поводом для уголовного преследования. Сейчас сделан шаг назад, который при желании можно истолковать как вполне серьезный либерализационный сигнал. Но можно и не истолковывать. Репрессивный аппарат и судебная система, являющаяся его филиалом, никуда не денутся, и для любых преследований по политическим мотивам по-прежнему достаточно статей в кодексах и прочих инструментов.

Энергетика

Миссия Анатолия Чубайса в РАО «ЕЭС России» выглядела благородной даже в глазах оппонентов главного российского либерала. Поставив когда-то себе задачу реформировать и демонополизировать отрасль, Чубайс шел к своей цели так, будто никакого окружающего мира не существовало. Вокруг создавались и воссоздавались госкорпорации, национализировались бывшие частные компании, государственный монополизм становился определяющей чертой экономики двухтысячных — а Чубайс вел себя так, будто на дворе если и не девяносто седьмой, то, по крайней мере, две тысячи первый, и когда в прошлом году РАО «ЕЭС» перестало существовать, Чубайс покидал свой бывший кабинет победителем — у него получилось.

Пословицу про цыплят и осень, однако, придумали явно не самые глупые люди. 1 июня министр энергетики Сергей Шматко объявил, что «большое количество инвесторов, несмотря на появление долгосрочного рынка мощности, не справляется со своими обязательствами» и пообещал скорый пересмотр «ландшафта посткризисной энергетики». «Коммерсантъ» цитирует слова министра: «Вполне возможно, что мы попросим более состоятельных, в смысле своих целей и возможностей, инвесторов реализовать те или иные проекты, на которые у существующих инвесторов просто нет денег», — и называет такого «состоятельного инвестора», который уже полгода, с того момента, как его совет директоров возглавил вице-премьер Игорь Сечин, пересматривает «посткризисный ландшафт», поглощая одну за другой энергетические компании, созданные на базе реформированного РАО. Возглавляемая Сечиным госкомпания называется «Интер РАО ЕЭС», и, если пересмотр ландшафта будет продолжаться теми же темпами, очень скоро РАО «ЕЭС» возродится в новом виде, то есть от результатов чубайсовской реформы отрасль избавится полностью.

И, что бы ни сказал в конце концов по этому поводу сам Анатолий Чубайс, ему остается только посочувствовать. Это история не про энергетику, а про Чубайса. Единственный из либералов девяностых, удержавшийся в «нулевые» почти на прежних позициях, думал, что если делать свое доброе либеральное дело на отдельном участке фронта, то все в конце концов получится. Сейчас, когда Чубайс наблюдает за судьбой энергетической отрасли уже со стороны, из «Роснано», Игорь Сечин убедительно продемонстрировал ему, что так («Жить в обществе и быть свободным от общества») не бывает.

Драмы. Часть 2. Художник Дмитрий Коротченко

Скандалы

Серия «детских» дипломатических скандалов (когда русская мать и отец-европеец не могут решить, в какой стране жить ребенку, и прибегают к самым разным способам решения конфликтов — от дипломатического до криминального) наводит на мысли о какой-то спланированной политической кампании, свидетелями которой мы являемся. Сейчас это принято считать дурновкусием, а несколько лет назад в подобных ситуациях было принято говорить: «Это пиар». Международные скандалы с участием детей — это действительно пиар. Финский дипломат Симо Пиетиляйнен, который помог финскому гражданину Пааво Салонену тайно вывезти в Финляндию его сына Антона, для всей европейской прессы — народный герой. Российские дипломаты, которые помогли пьющей россиянке Наталье Зарубиной репатриировать ее семилетнюю дочь Сандру, выросшую в португальской семье, очевидно, тоже рассчитывали на признание на родине, но не учли всех обстоятельств дела, и сегодня даже для патриотически настроенных комментаторов ярославское село Пречистое, куда привезли Сандру, стало воплощением самого жуткого ада. То есть с пиаром у финнов все получилось хорошо, а у наших — плохо, и это повод для серьезных выводов.

Рубрика «Драмы» хочет обратить внимание еще на один повод для выводов. Премьер Владимир Путин, комментируя поступок финского консула Пиетиляйнена, сказал, что «если он пренебрегает своими служебными обязанностями и выше этих обязанностей ставит свои личные представления о гуманитарной стороне дела, то тогда ему место не на государственной, а тем более — дипломатической службе, а в церкви. Пускай идет туда и там работает». Ну, сказал и сказал, но вскоре после заявления премьера информагентства распространили комментарий представителя Иваново-Вознесенской епархии иеромонаха Макария, который вступил с Путиным в полемику. «Если кто-либо ставит свое понимание о гуманности или каких-либо иных материях выше законных обязанностей, возложенных на него Богом и людьми и сознательно им принятых, то в Церкви ему не место. С такой установкой место ему лишь в секте», — заявил иеромонах Макарий, и я даже не знаю, как эти слова можно прокомментировать.

Буданов

Полковник Юрий Буданов, отсидевший шесть лет за убийство чеченской девушки Эльзы Кунгаевой, проходит по новому уголовному делу — теперь его подозревают в похищении 18 жителей Чечни и убийстве троих из них. Дело возбудило Следственное управление СКП РФ по Чечне — то есть, проще говоря, чеченская прокуратура. Согласно материалам следствия, 18 жителей Чечни были похищены на блокпосту у населенного пункта Дуба-Юрт Шалинского района. Отец Эльзы Кунгаевой Виса Кунгаев, живущий сейчас в Лондоне, говорит, что он лично обнаружил тела троих убитых, а когда Буданова начали показывать по телевизору, местные жители якобы узнали в нем человека, который лично увозил с блокпоста пропавших чеченцев. Обвинение Буданову пока не предъявлено, более того, сам СКП РФ (федеральный, а не грозненский офис), в свою очередь, заявляет, что Буданова в момент похищения тех чеченцев в Чечне не было, это доказано, и уголовное дело будет закрыто. Управление СКП по Чечне говорит, что следствие продолжается.

Когда в январе нынешнего года Буданов вышел на свободу, чеченские власти и представители общественности заявляли, что недовольны мягкостью наказания, которое он понес. Когда стало ясно, что повторно за Эльзу Кунгаеву Буданова никто судить не станет, появились эти 18 похищенных. Учитывая особенности чеченского правоприменения, а также то, что спустя почти десять лет после происшествия, случившегося во время войны, неопровержимо доказать даже факт преступления невозможно, можно смело говорить о том, что новое дело Буданова будет скорее политическим, чем уголовным. Федеральные власти претензий к нему не имеют, чеченские — имеют. Если делу все-таки будет дан ход — значит, точка зрения Грозного, как уже не раз бывало, окажется весомее точки зрения Москвы.

Гайд-парк

Несколько недель назад, когда президент Медведев встречался с представителями гражданского общества, среди прочих вопросов, обсуждавшихся на встрече, была и идея о создании в Москве местной версии Гайд-парка, то есть места, в котором оппозиция могла бы регулярно проводить митинги и демонстрации, не проходя излишне сложных бюрократических процедур и не рискуя столкновениями с ОМОНом. Мэр Москвы Юрий Лужков предложил организовать такую площадку на Пушкинской — но не площади, а набережной, то есть в глубине Парка культуры и отдыха имени Горького. Лужков говорит, что набережная способна вместить до 4 тысяч человек и поэтому может считаться идеальным местом для митингов. Открытие площадки может состояться уже в ближайшее время — представитель мэрии Леонид Крутаков сказал «Коммерсанту», что проект «потребует вложений», но от этого никуда не деться, у московских властей все требует вложений. Политически же решение об организации Гайд-парка в парке Горького выглядит очередным издевательством над оппозицией — несмотря на формальную принадлежность к центру, парк находится вдали от традиционных митинговых точек Москвы, и оппозиционеры, называющие новую площадку резервацией, безусловно, правы.

Оппозиционеры правы, Лужков нет, но сейчас, в дни череды двадцатилетних юбилеев основных событий перестройки, было бы не лишним вспомнить о митингах сторонников Межрегиональной депутатской группы, которые в 1989 году регулярно проходили в Лужниках. Андрей Сахаров, Борис Ельцин и другие вожди демократического движения без труда собирали на еще более неудобной и отдаленной, чем парк Горького, площадке десятки и сотни тысяч москвичей и никому не приходило в голову жаловаться на то, что Лужники находятся далеко от центра. В восемьдесят девятом, если бы было надо, сотни тысяч вышли бы митинговать и за МКАД. Вряд ли это можно считать оправданием издевательского поведения московских властей, но нельзя не признать, что в малолюдности оппозиционных митингов нашего времени виновата не только власть.

Олег Кашин


Версия для печати

АВТОРЫ
Леонтьев Ярослав
Топоров Адриан
Чарный Семен
Азольский Анатолий
Андреева Анна
Аммосов Юрий
Арпишкин Юрий
Астров Андрей
Бахарева Мария
Бессуднов Алексей
Бойко Андрей
Болмат Сергей
Боссарт Алла
Брисенко Дмитрий
Бутрин Дмитрий
Быков Дмитрий
Веселая Елена
Воденников Дмитрий
Володин Алексей
Волохов Михаил
Газарян Карен
Гамалов Андрей
Галковский Дмитрий
Глущенко Ирина
Говор Елена
Горелов Денис
Громов Андрей
Губин Дмитрий
Гурфинкель Юрий
Данилов Дмитрий
Делягин Михаил
Дмитриев-Арбатский Сергей
Долгинова Евгения
Дорожкин Эдуард
Дудинский Игорь
Еременко Алексей
Жарков Василий
Йозефавичус Геннадий
Ипполитов Аркадий
Кашин Олег
Кабанова Ольга
Кагарлицкий Борис
Кантор Максим
Караулов Игорь
Клименко Евгений
Ковалев Андрей
Корк Бертольд
Красовский Антон
Крижевский Алексей
Кузьминская Анна
Кузьминский Борис
Куприянов Борис
Лазутин Леонид
Левина Анна
Липницкий Александр
Лукьянова Ирина
Мальгин Андрей
Мальцев Игорь
Маслова Лидия
Мелихов Александр
Милов Евгений
Митрофанов Алексей
Михайлова Ольга
Михин Михаил
Можаев Александр
Морозов Александр
Москвина Татьяна
Мухина Антонина
Новикова Мариам
Носов Сергей
Ольшанский Дмитрий
Павлов Валерий
Парамонов Борис
Пахмутова Мария
Пирогов Лев
Пищикова Евгения
Поляков Дмитрий
Порошин Игорь
Покоева Ирина
Прилепин Захар
Проскурин Олег
Прусс Ирина
Пряников Павел
Пыхова Наталья
Русанов Александр
Сапрыкин Юрий
Сараскина Людмила
Семеляк Максим
Смирнов-Греч Глеб
Степанова Мария
Сусленков Виталий
Сырникова Людмила
Толстая Наталья
Толстая Татьяна
Толстой Иван
Тимофеевский Александр
Тыкулов Денис
Фрумкина Ревекка
Харитонов Михаил
Храмчихин Александр
Черноморский Павел
Чеховская Анастасия
Чугунова Елена
Чудакова Мариэтта
Шадронов Вячеслав
Шалимов Александр
Шелин Сергей
Шерга Екатерина
Янышев Санджар

© 2007—2009 «Русская жизнь»

При цитировании гиперссылка на www.rulife.ru обязательна

Расскажи о сайте: