Русская жизнь
Новости издательстваО журналеПодписка на журналГде купить журналАрхив
  
НАСУЩНОЕ
Драмы
Хроники
БЫЛОЕ
«Быть всю жизнь здоровым противоестественно…»
Топоров Адриан 
Зоил сермяжный и посконный

Бахарева Мария 
По Садовому кольцу

ДУМЫ
Кагарлицкий Борис 
Cчет на миллионы

Долгинова Евгения 
Несвятая простота

ОБРАЗЫ
Ипполитов Аркадий 
Ожидатели Августа

Воденников Дмитрий 
О счастье

Харитонов Михаил 
Кассандра

Данилов Дмитрий 
Пузыри бытия

Парамонов Борис 
Шансон рюсс

ЛИЦА
Кашин Олег 
«Настоящий диссидент, только русский»

ГРАЖДАНСТВО
Долгинова Евгения 
Похожие на домашних

Толстая Наталья 
Дар Круковского

ВОИНСТВО
Храмчихин Александр 
Непотопляемый

МЕЩАНСТВО
Пищикова Евгения 
Очередь

ХУДОЖЕСТВО
Проскурин Олег 
Посмертное братство

Быков Дмитрий 
Могу

ВОИНСТВО Волга
на главную 20 июля 2007 года

Чисто море

Надо ли России вновь оборонять Севастополь


Дележ гигантских вооруженных сил Советского Союза после распада СССР прошел в целом на удивление мирно. Россия сумела забрать себе все ядерное оружие, что можно считать безусловным триумфом ее внешней политики (разумеется, это никто не оценил). Обычные силы были поделены по территориальному принципу: на чьей территории что находилось, тот то и забрал (возможно, это не вполне справедливо, но другого способа обойтись без войны не существовало). Исключением стали страны Балтии, которые отказались считать себя правопреемниками СССР и, следовательно, не претендовали на наследство. По­этому Прибалтийский округ отошел России. Войны в Закавказье, Приднестровье и Таджикистане начались еще до распада Союза, дележ оружия не был их причиной (в перечисленных регионах он оказался их следствием). Войска, находившиеся за пределами СССР, перешли под юрисдикцию РФ. В итоге единственным нарушением этой «идиллии» стал Черноморский флот (ЧФ).
Сначала казалось, что и здесь все будет как везде. 11 декабря 1991 года президент Украины Леонид Кравчук объявил себя главнокомандующим все­ми вооруженными силами расформированного СССР, дислоцированными на украинской территории. Украине послушно присягнули войска всех трех военных округов (Прикарпатского, Одесского и Киевского), а также моряки-пограничники Балаклавской и Одесской бригад. Новороссийская пограничная бригада, напротив, отошла России: реализовывался территориальный принцип. Но Черноморский флот, базировавшийся в украинском теперь Севастополе, несмотря на сильное давление Киева, присягать Украине отказался. Это сделали лишь единичные офицеры и матросы, сразу превратившиеся на флоте в изгоев. Москва, видимо, не ожидала от черноморцев подобного патриотизма, но, поставленная перед фактом, решила: раз так, флот не отдавать. Положение ЧФ стало весьма двусмысленным и юридически неопределенным.
Были отмечены опасные попытки захвата Украиной отдельных кораблей. Так, 13 марта 1992 года часть экипажа сверхсовременной подлодки Б-871 под руководством замполита принесла украинскую присягу. Однако матросы Марат Абдуллин и Александр Заяц за­перлись в аккумуляторном отсеке и заявили, что взорвут лодку, если им не да­дут связаться с командиром. В результате мероприятие по приватизации лучшей лодки флота провалилось, а матросов наградили медалью Ушакова. Другая попытка удалась: 21 июля 1992 года из бухты Донузлав в Одессу сбежал сторожевик СКР-112, за которым была организована погоня четырьмя кораблями ЧФ. До стрельбы дело не дошло. Командование флота отпустило беглеца, и он влился в состав военно-морских сил Украины (формально образованных 5 апреля). В отличие от новейшей Б-871 СКР-112 был настолько устаревшим, что боевой ценности не представлял. Для украинцев он стал символом, для черноморцев - посмешищем.
В июле 1992 года над кораблями Северного, Балтийского, Тихоокеанского флотов и Каспийской флотилии были подняты Андреевские флаги. Черноморский флот продолжал ходить под военно-морским флагом СССР. Точнее, не ходить, а в основном стоять у причалов. Вооруженные силы как России, так и Украины не страдали от избытка денег, а в ЧФ еще и никто не рвался их вкладывать именно из-за неопределенности его статуса. 3 августа 1992 года президенты России и Украины подписали соглашение о совместном использовании системы базирования и материально-технического обеспечения на период до 1995 года. Корабли оставались «общими».
ЧФ быстро превращался в предмет спекуляций. Украинские радикалы требовали, чтобы Украина забрала весь флот себе. Российская «патриотическая общественность» носилась с идеями единого флота, славянского братства, защиты общих рубежей, Севастополя как города русской славы и вечной базы ЧФ. На этих идеях, о химеричности которых никто не задумывался, делались и продолжают делаться политические карьеры.
Проблема, однако, в том, что, сколько ни называй Севастополь городом русской славы, геополитические реалии от этого не изменятся. Севастополь и весь Крым принадлежат Украине, а Украина- иностранное государство, причем отнюдь не дружественное России. Мы можем тешиться воспоминаниями об общем прошлом и сказками о славянском братстве, но и в этом общем прошлом русско-украинская взаимная ревность всегда наличествовала (даже если не принимать во внимание агрессивную русофобию Западной Украины). Нынешнее искусственное украинское государство с 1992 года строится на принципах полного отрицания какой-либо общности с Россией, поэтому говорить о политическом и тем более военном союзе с Украиной в обозримом будущем не­серьезно. Соответственно, российская политика зависимости от Украины в военной сфере крайне близорука. Выбивая себе базу в Севастополе, Москва сделалась добровольной заложницей Киева.
Правда, Москве хватило реализма хотя бы для того, чтоб отказаться от идеи общего флота. 9 июня 1995 года было подписано соглашение о его разделе, и началась постепенная передача кораблей Украине. Однако на этом конфликт не завершился, в октябре 1996 года Госдума РФ приняла закон о прекращении раздела флота. Разумеется, Кремль этот закон проигнорировал: его исполнение не принесло бы флоту ничего кроме вреда. Точка была поставлена 28 мая 1997 года (соглашение о параметрах раздела ЧФ), 12 июня над кораблями взвились Андреевские флаги. В соответствии с соглашением флот базировался в Севастополе до 2017 года, плата российской стороны за аренду базы, частично погашаемая поставками газа, составляла 100 млн долларов в год.
Итак, корабли были поделены окончательно. А поскольку в течение предшествовавшего периода «общим» флотом реально владела Россия, поделила она их «по справедливости». Практически все боевые единицы ЧФ, имеющие хоть какую-то боевую ценность, достались России: вышеупомянутая Б-871, ракетный крейсер «Москва», все малые ракетные корабли и катера, вооруженные лучшими в мире противокорабельными ракетами «Москит», новейший тральщик «Железняков» и т. п.
Украинский флот к началу дележа состоял фактически из двух боеспособных единиц: сторожевика «Гетман Сагайдачный» и корвета «Луцк». Оба они, строившиеся для ВМФ СССР, в 1991 году были приватизированы украинцами на верфях в Керчи и Киеве. От ЧФ Украина получила лишь один ценный корабль - десантный «Константин Ольшанский». Кое-как ходят в море два тральщика, а все остальное, что Россия отдала «братской стране», - очевидный металлолом. Почему Украина согласилась на такой вариант дележа - интересный вопрос. В целом борьба за флот увенчалась безоговорочной победой России.
Все затихло до 2005 года, когда Украина заявила, что не собирается продлевать российскую аренду Севастополя после 2017 года, а хочет вступить в НАТО. В Москве, понятно, возмутились и опять вспомнили о «городе русской славы». При этом никому и в голову не пришло задаться вопросом «Зачем нам ЧФ?».
Еще в советское время наши моряки называли Балтийское и Черное моря бутылками, пробки от которых находятся в руках НАТО. Форсирование балтийской и черноморской проливных зон считалось сложнейшей задачей, которую невозможно решить, не применяя ядерное оружие. Сегодня задача форсирования Черноморским флотом Босфора (его ширина в самом узком месте - 700 м) и Дарданелл не может ставиться всерьез. Во-первых, нашему флоту это не по силам, во-вторых - зачем это надо? Соответственно, Черноморский флот, как и Балтийский, становятся чисто морскими, без всяких претензий на океанский статус. Единственная задача ЧФ в обозримой перспективе - прикрытие не очень длинного российского побережья на Северном Кавказе и экономической зоны России в Черном море.
Впрочем, от кого прикрывать побережье? ВМС Турции сегодня, конечно, сильнее ЧФ, но нельзя забывать, что они «обслуживают» не только Черное, но и Средиземное море, а их главный потенциальный противник - ВМС «со­юзника» по НАТО Греции. Турецкий флот не имеет авианосцев и кораблей-носителей крылатых ракет, его десантные возможности очень невелики, серьезной угрозы для Черноморского побережья Кавказа он не представляет. С другой стороны, Босфор и Дарданеллы в случае конфликта с Турцией будут заблокированы в любом случае (для России это означает лишь то, что мы не сможем экспортировать нефть через их территорию, и потому Москва столь активно пробивает проект обходного нефтепровода Бургас-Александруполис). Даже если удастся уничтожить весь турецкий флот, турки блокируют проход через проливы с суши.
Помимо гипотетической турецкой угрозы существует угроза еще более гипотетическая: появление в Черном море ВМС США с их авианосцами, крылатыми ракетами и десантными соединениями. В военном плане справиться с этим действительно будет непросто, но с политической точки зрения подобная война, пожалуй, возможна в одном-единственном случае - если Россия начнет разваливаться изнутри. Правда, тогда ЧФ нас уж точно не спасет, а американская интервенция может оказаться меньшим из зол по сравнению с другими потенциальными интервенциями.
Прочие угрозы нет смысла рассматривать даже с теоретических позиций.
Очевидно, в будущем ЧФ мог бы включать в себя 3-5 дизельных подлодок и 20-30 сторожевых кораблей и тральщиков, способных в мирное время охранять экономическую зону, а в военное - обретать ударные и противолодочные возможности для борьбы с флотом противника в пределах акватории Черного моря. Естественно, он должен базироваться в России. В 1997 году Россия не могла отказаться от Севастополя хотя бы потому, что Новороссийск был не способен принять столько кораблей и людей, сколько насчитывал ЧФ. Сегодня проблема решается сама собой. Корабли списываются по старости, люди уходят с флота, после чего Россия о них мгновенно забывает. Офицеры, имеющие жилье в Севастополе, после отставки вынуждены становиться гражданами Украины. России они оказываются не нужны. Соответственно, Новороссийск в качестве военно-морской базы в ближайшем будущем станет вполне адекватен тому, что останется от ЧФ.
При этом надо признать, что природно-климатические условия Новороссийска мало соответствуют стратегическим требованиям из-за сильных северных ветров в зимнее время (хотя уже сегодня там базируется значительная часть легких сил ЧФ). Возможно, надо строить новую базу. Это дорого, но не дороже, чем аренда Севастополя, по сути, финан­сирующая антироссийские амбиции Киева.
Каким окажется реальное развитие событий? Если не рассматривать экстремальные сценарии (Россия и/или Украина прекращают свое существование как единые государства), то в 2016 году разразится традиционная для нашей внешней политики истерика, которая выльется в эвакуацию остатков ЧФ «в чисто поле» (читай: море). Россию ведь сломала даже на порядок более слабая Грузия: Москва долго торговалась об условиях вывода своих войск, а затем приняла все условия Саакашвили. Нет сомнений, что так произойдет и с Украиной - независимо от того, вступит та в НАТО или нет.
Впрочем, похоже, и эвакуировать-то будет почти нечего.
Сегодня ЧФ насчитывает 1 подводную лодку пр. 877 Б-871 «АЛРОСА» (ее содержит эта якутская алмазодобывающая компания), 1 ракетный крейсер пр. 1164 «Москва» (его содержит столица нашей родины), 2 больших противолодочных корабля пр. 1134Б («Очаков» и «Керчь»), 2 сторожевых корабля пр. 1135 («Ладный» и «Пытливый») и 1 - пр. 61 («Сметливый», самый старый боевой корабль российского ВМФ), 2 малых ракетных корабля пр. 1239 и 3 - пр. 1234, 6 ракетных катеров пр. 1241Р, 12 малых противолодочных кораблей пр. 1124 и 1241П, 5 сторожевых катеров пр. 10410, 15 тральщиков, 6 больших и 4 средних десантных корабля. По-настоящему новыми являются лишь малые ракетные корабли на воздушной подушке пр. 1239 «Бора» и «Самум», введенные в строй в начале 90-х. Эти небольшие корабли по ударным возможностям сравнимы с крейсером, но очень сложны и дороги в эксплуатации и имеют чисто символическую ПВО. Серьезными боевыми единицами пока ос­таются «АЛРОСА» и «Москва». Тральщик «Железняков» (пр. 12660) современен и весьма качественен, но тральщик - не совсем боевой корабль. Остальные корабли и катера уже находятся в солидном возрасте (рекордсмен - «Сметливый», которому скоро исполнится 40). Исключение составляют катера пр. 10410, которые строились в 90-е, но они обладают небольшим боевым потенциалом и решают задачи пограничной охраны. Ни о каком обновлении корабельного состава ЧФ нет и речи: после 1997 года он не по­лучил ничего, и перспективы отсутствуют.
Сегодня в России строятся две серии новых боевых кораблей, которые теоретически могли бы пополнить ЧФ. Это дизельные подводные лодки пр. 677 (головная «Санкт-Петербург», заложенная в 1997 году, сейчас проходит испытания, еще две строятся) и сторожевые корабли (корветы) пр. 20380 (головной «Стерегущий», заложенный в 2001-м, сейчас также проходит испытания, еще три находятся на верфях). Эти 7 единиц, из которых в строй не вошла пока ни одна, рассчитаны на весь ВМФ РФ. По имеющимся сведениям, они уже расписаны между Северным, Тихоокеанским и Балтийским флотами. Учитывая очень низкий темп строительства новых кораблей, даже если будут закладываться следующие корпуса, в самом лучшем случае ЧФ до 2017 года может получить 1 подлодку и 1-2 сторожевика.
К этому времени все крупные корабли Черноморского флота, очевидно, уже будут списаны. Шанс остаться в строю есть только у «Москвы», но и ей стукнет аж 34 года. 27 лет исполнится «АЛРОСе». В строю останутся 2-3 десятка наиболее новых (точнее, наименее старых) сторожевых, малых противолодочных и малых ракетных кораблей, ракетных и артиллерийских катеров, а также тральщиков, хотя и им всем будет уже под 30. Эти силы, как сказано выше, необходимы и достаточны для того, чтобы обеспечить оборону российского побережья. Севастополь как военно-морская база станет просто избыточен, там нечего будет держать. Изменить эту ситуацию сейчас уже в принципе невозможно. В итоге проблема аренды базы Россией перейдет в плоскость исключительно политическую, военная составляющая будет утрачена.
Терять город русской славы, разумеется, больно. Но ведь мать городов русских мы уже потеряли. Истерикой их не вернешь. Можно попробовать умом.


Версия для печати

АВТОРЫ
Леонтьев Ярослав
Топоров Адриан
Чарный Семен
Азольский Анатолий
Андреева Анна
Аммосов Юрий
Арпишкин Юрий
Астров Андрей
Бахарева Мария
Бессуднов Алексей
Бойко Андрей
Болмат Сергей
Боссарт Алла
Брисенко Дмитрий
Бутрин Дмитрий
Быков Дмитрий
Веселая Елена
Воденников Дмитрий
Володин Алексей
Волохов Михаил
Газарян Карен
Гамалов Андрей
Галковский Дмитрий
Глущенко Ирина
Говор Елена
Горелов Денис
Громов Андрей
Губин Дмитрий
Гурфинкель Юрий
Данилов Дмитрий
Делягин Михаил
Дмитриев-Арбатский Сергей
Долгинова Евгения
Дорожкин Эдуард
Дудинский Игорь
Еременко Алексей
Жарков Василий
Йозефавичус Геннадий
Ипполитов Аркадий
Кашин Олег
Кабанова Ольга
Кагарлицкий Борис
Кантор Максим
Караулов Игорь
Клименко Евгений
Ковалев Андрей
Корк Бертольд
Красовский Антон
Крижевский Алексей
Кузьминская Анна
Кузьминский Борис
Куприянов Борис
Лазутин Леонид
Левина Анна
Липницкий Александр
Лукьянова Ирина
Мальгин Андрей
Мальцев Игорь
Маслова Лидия
Мелихов Александр
Милов Евгений
Митрофанов Алексей
Михайлова Ольга
Михин Михаил
Можаев Александр
Морозов Александр
Москвина Татьяна
Мухина Антонина
Новикова Мариам
Носов Сергей
Ольшанский Дмитрий
Павлов Валерий
Парамонов Борис
Пахмутова Мария
Пирогов Лев
Пищикова Евгения
Поляков Дмитрий
Порошин Игорь
Покоева Ирина
Прилепин Захар
Проскурин Олег
Прусс Ирина
Пряников Павел
Пыхова Наталья
Русанов Александр
Сапрыкин Юрий
Сараскина Людмила
Семеляк Максим
Смирнов-Греч Глеб
Степанова Мария
Сусленков Виталий
Сырникова Людмила
Толстая Наталья
Толстая Татьяна
Толстой Иван
Тимофеевский Александр
Тыкулов Денис
Фрумкина Ревекка
Харитонов Михаил
Храмчихин Александр
Черноморский Павел
Чеховская Анастасия
Чугунова Елена
Чудакова Мариэтта
Шадронов Вячеслав
Шалимов Александр
Шелин Сергей
Шерга Екатерина
Янышев Санджар

© 2007—2009 «Русская жизнь»

При цитировании гиперссылка на www.rulife.ru обязательна

Расскажи о сайте: