Русская жизнь
Новости издательстваО журналеПодписка на журналГде купить журналАрхив
  
НАСУЩНОЕ
Драмы
Хроники
БЫЛОЕ
«Быть всю жизнь здоровым противоестественно…»
Топоров Адриан 
Зоил сермяжный и посконный

Бахарева Мария 
По Садовому кольцу

ДУМЫ
Кагарлицкий Борис 
Cчет на миллионы

Долгинова Евгения 
Несвятая простота

ОБРАЗЫ
Ипполитов Аркадий 
Ожидатели Августа

Воденников Дмитрий 
О счастье

Харитонов Михаил 
Кассандра

Данилов Дмитрий 
Пузыри бытия

Парамонов Борис 
Шансон рюсс

ЛИЦА
Кашин Олег 
«Настоящий диссидент, только русский»

ГРАЖДАНСТВО
Долгинова Евгения 
Похожие на домашних

Толстая Наталья 
Дар Круковского

ВОИНСТВО
Храмчихин Александр 
Непотопляемый

МЕЩАНСТВО
Пищикова Евгения 
Очередь

ХУДОЖЕСТВО
Проскурин Олег 
Посмертное братство

Быков Дмитрий 
Могу

БЫЛОЕ Первая мировая война
на главную 3 августа 2007 года

Кампания №1

Фронт, тыл, плен в русских газетах 1914-1915 годов

Обывателю и простому солдату эта война напоминала гигантский, наполненный газами котел, в котором смешалось все: колючая проволока, разрывные пули «дум-дум», окопная жижа, «патриоты» и «пораженцы», аресты, манифестации, молебны... Все против всех - но такое ощущение, что каждый воюет сам с собой.
Газеты первых недель и месяцев после 1 августа 1914 года дают именно такую карту военных действий. Читая эти поспешные и скорбные заметки, с трудом понимаешь, каких побед искала Россия, воевавшая «по уговору». Россия, заступившаяся за сербов, примкнувшая к Антанте ради интересов французского капитала и в итоге заплатившая за все революцией; единственная по-настоящему проигравшая сторона. Даже более проигравшая, чем Германия, принужденная Версальским договором к роли англо-французского протектората. По сути, романовский проект «государства как единственного в России европейца» был расстрелян из пушек этой общеевропейской кампании.
О том, что происходило в самом ее начале, - по материалам российских газет.

«Московские ведомости»
от 15 августа 1914 года
Шпионы в Англии

Лондон, 15, VIII. Германские шпионы произвели несколько выстрелов в часового, охранявшего воздухоплавательные ангары Бруклэндского аэродрома. Часовой ранен. Пассажирский поезд, шедший из Геннерея, был обстрелян. Несколько окон разбито пулями. В Гренбеге сделана попытка вызвать крушение другого поезда. Аресты германских шпионов продолжаются.

«Русское слово»
от 15 августа 1914 года
Арест проф. И. М. Гольдштейна

В Германии, в г. Росток, арестован в качестве военнопленного сотрудник «Русского слова» профессор И. М. Гольдштейн, командированный Московским университетом за границу с научной целью. Наш сотрудник беседовал с возвратившейся из-за границы в Москву г-жой Розен, которая была свидетельницей ареста И. М. Гольдштейна.
И. М. Гольдштейн решил на время войны остаться в Берлине, полагая, что звание гарантирует ему неприкосновенность.
20 июля перед отелем на Unter den Linden, где жила г-жа Розен и многие другие русские, собралась толпа немцев. Оказывается, что кто-то пустил слух, что в отеле скрывается русский шпион. Потрясая палками, толпа кричала: «Дайте нам сюда русских!..»
Какой-то молодой человек пытался успокоить толпу. Его избили.
При таких условиях И. М. Гольдштейн предложил группе русских дам, в том числе и г-же Розен, проводить их до Варнемюнде.
Из Берлина выехали без приключений и даже с комфортом. В скором поезде. Внезапно на станции Ней-Стрелица скорый поезд остановился. Вагоны были окружены солдатами. Раздалась команда: «Русским выйти на платформу. Взять с собой багаж...»
Дамы волновались. Германские солдаты предложили им следовать в город и тащить свой багаж. Одна дама не смогла справиться с чемоданом и бросила его на платформу. Немцы приняли это за демонстрацию и натравили на даму собаку. Собака укусила даме руку.
Когда русских вели по городу, за ними шла толпа германцев. В русских летели камни.
Наконец пришли в какие-то казармы. Здесь германские солдаты вынесли на двор черный крест и выкатили пушку. Осталось впечатление, что готовится расстрел. С женщинами начались истерики. Германские офицеры смеялись, глядя на забавы своих солдат.
И. М. Гольдштейн решительно подошел к германскому офицеру и заявил:
- С мужчинами вы можете делать все что угодно. Но я требую корректного отношения к женщинам.
Немец смутился, приложил руку к козырьку и ответил, что после обыска всем русским будет разрешено отправиться в Варнемюнде. После обыска русских снова погнали на вокзал.
И. М. Гольдштейн пытался переговорить с фельдфебелем. Тот ответил площадной руганью. Едва поезд прибыл в Росток, русских опять выгнали из вагонов и объявили, что женщины и старики свободны, а все мужчины от 18 до 50 лет считаются военнопленными.
И. М. Гольдштейн крикнул г-же Розен:
- Передайте привет моим друзьям в России!
После 11-дневного путешествия г-жа Розен добралась до Москвы.

«Русское слово»
от 19 августа 1914 года
В пользу семейств запасных

26 августа на городском Сокольничьем кругу состоится концерт, сбор от которого поступит в пользу призванных запасных и их семейств.
Дирижирует С. А. Кусевицкий.
В качестве солистки приглашена заслуженная артистка Императорских театров Е. А. Збруева.
В программу концерта входят: русский, французский, английский, сербский и бельгийский гимны, а также увертюра П. И. Чайковского «1812 год» и увертюра Н. А. Римского-Корсакова «Светлый праздник».

«Русский инвалид»
от 4 сентября 1915 года
Выдержка из дневника, который вел во время нахождения в плену в Германии рядовой 6-й роты Семеновского полка Василий Кузнецов, бежавший счастливо из плена.


24 февраля
Приехали в город Бютов, в котором нас разместили по баракам. Скука страшная. Дали каждому личный номер, мой номер 13094. Чувствую себя очень скверно. Кругом всех бараков проволочные заграждения. Посередине всего городка для пленных стоит караульное помещение, где имеются две пушки, дула которых смотрят на нас. По двору ходят немецкие патрули.

1 марта
Что за жизнь, прямо-таки ужасная. Помещаемся в бараке, лежим там человек на человеке, даны нам по одеялу и мешок на двоих. Все это пропитано вшами, ночью не уснуть до полуночи, все отбиваешься от вшей, а потом уже, выбившись из сил, забываешься на не­сколько часов, чтобы только утром встать и начинать опять давить этих противных паразитов. На тела некоторых ужасно смотреть, все ободрано до крови.
Благодаря Богу я чувствую себя сегодня здоровым, а то три дня едва передвигал ноги. Да оно почти было и лучше, потому что я не чувствовал того голода, который приходится испытывать теперь. Думаю, что в состоянии был бы съесть немца с костями.
Слава Богу, я сейчас пообедал, но это черт знает что за обед. У нас в России, когда откармливают свиней, то их лучше кормят. Обед наш состоял из кипяченой воды с морковью, почти нечищеной, и больше ничего, да полфунта хлеба, который выдают утром на сутки, съедаешь сразу же его, как хорошее пирожное, несмотря на то что хлеб печется пополам с картошкой. Немцы при взятии в плен отобрали все, что им понравилось, а если русский солдат не хочет отдавать, то немец бесцеремонно вытаскивает штык и готов пустить его в дело против обезоруженного врага.

6 марта

Сегодня была у нас прогулка. Немец-фельдфебель кричит на нас, точно рассерженный индюк, вероятно, кричит оттого, что плохо ходим, а где же мне хорошо ходить, когда я голоден, как собака; походив с четверть часа, я совершенно ослаб.

9 марта
«Лисица и во сне кур считает»; в этом отношении мы даже перещеголяли лисиц, ложимся спать - на уме кушанья, от которых слюнки текут, и во сне постоянно находишься дома и обязательно что-нибудь ешь. Отношение немцев к пленным очень строгое: за то, что курил в бараке, - 10 суток строгого ареста, за то, что хотел стащить морковь с кухни, - 7 суток, а за то, что ослушался проводника, такого же пленного, которого немцы называют капралом, - 14 суток строгого ареста.

12 марта
Скоро придет, наверное, такое время, что не в состоянии буду даже писать. Силы слабеют не по дням, а по часам. На прогулках, которые бывают теперь ежедневно, вдоль проволочного заграждения сделав около версты, тайком удираешь в барак и лежишь без всякого движения до обеда.

15 марта

До чего немец довел русского пленного солдата: даже глазам не верится. Например: после обеда некоторые ходят и собирают по полу остатки еды, гнилую картошку и кости для того, чтобы набить свой желудок хотя бы чем-нибудь. Некоторые забираются в помойную яму и выбирают оттуда все, что кажется съедобным, а помойная яма так воняет, что когда мимо проходишь, то приходится отворачиваться. А ведь сегодня Вербное воскресение. Как хочется в такие дни домой.

21 марта
Вот уже два месяца, как в плену. Немцы в большинстве такие, которые без всякой вины бьют по физиономии пленных. Сегодня нас гоняли на вытравливание вшей, просидели мы раздетыми под одними одеялами с 6 часов утра до 12 часов дня.
Придя в барак, подняли нас для подкожного впрыскивания, вот уже в третий раз. Завтра Пасха. О Боже! Скоро ли будет мир, если война продол­жится еще месяца два, то не придется дожить до заключения мира.

22 марта
Привел Господь дожить до праздника Воскресения Христова. Но что сделали немцы в этот великий день: они заставили нас мыть пол в пустом бараке.
Разговеться пришлось брюквою...
В 4 часа утра поили нас черным кофе, в 7 часов утра выдали по полфунта хлеба. Я не знал, что сделать с хлебом: съесть ли его сразу или оставить до обеда. Решил оставить до обеда. В 11 часов утра пришли с работы с кухни товарищи и принесли мороженой брюквы, которой я и разговелся. На обед была вода с рисом и по одной сливе на человека. Всю свою жизнь не забуду подобной Пасхи.

26 марта
Вчера, несмотря на праздник Св. Благовещения, наших унтер-офицеров во главе с подпрапорщиком заставили маршировать гусиным шагом и прыгать за то, что жгли набивку из матрасов для приготовления кипятку.
Сегодня оставили всех без хлеба. Вечером была посадка, повезли нас по железной дороге на работу. Некоторые пленные кричат конвою: «Застрелите нас или дайте есть».

29 марта
В 3 часа утра приехали в город Сувалки, занятый немцами. Нас поместили в казармах 17-го стрелкового полка. Наша позиция в 11 верстах от Сувалок. Как хочется бежать к своим. Пленных нас здесь около 5 тысяч человек. Только и разговору, как об устройстве побега. Видны наши артиллерийские разрывы.

30 марта
Живешь как свинья, умываться нельзя, спать приходится на голом асфальтовом полу. Меня послали очищать площадь от навоза. Работать пришлось до 4 часов дня под холодным дождем. Промок насквозь, по приходу в казармы осушиться негде. В 4 часа 30 мин. дня дали супу без хлеба.

31 марта
Был послан на работу - зарывать павших лошадей. Проходил верст двадцать, в 7 часов вечера с трудом дотащился обратно, получил свою порцию супа, и немец ударил меня тесаком по спине за то что, идя в казарму, стал есть на ходу, я же был голоден хуже собаки.

11 апреля
Что немцы делают с нашими церквами. В одной из церквей они поставили своих лошадей и, когда лошадь пала, то она лежала несколько дней: туда же загнали пленных, где их закрыли и не выпускали трое суток, так что они принуждены были испражняться в церкви. В другой церкви сделали склад муки. Был сегодня на работе в лесу, откуда есть возможность убежать. Подговорил себе товарища и решил завтра пойти на работу с этой же партией и удрать к своим. Дай Бог, чтобы задуманный план прошел благополучно.
Рядовой Кузнецов с рядовым Сергеевым бежали 12 апреля из плена и после трехдневного скитания в лесу без пищи пробрались через немецкие окопы и пришли к своим.

«Русские ведомости»
от 27 сентября 1914 года
В Европе

Встретил знакомого - видный об­щественный деятель и крупный интеллигент. Он с семьей только что вернулся в Россию из Франции, где застал отъезд солдат на войну.
- Душа радовалась, сердце играло, глядя на французов, - говорит мой собеседник. - Люди шли не на смерть, а на великую работу. Ни на глазах отъезжающих, ни провожающих ни одной слезинки. Спокойная деловитость и шутки, брызжущее французское остроумие.
- Не увлекайтесь немками, - говорят красивому офицеру провожающие дамы.
- Некогда будет, с немцами хлопот будет много, - отвечает офицер. - А вот через неделю мы вам сюда станем слать отъевшихся пруссаков пленными, так вы не увлекайтесь ими.
- Папа, ты мне саблю немецкую пришли, - просит 4-летний мальчуган отца-капитана.
- Мы тебе пришлем целый эскадрон немецких драгун, настоящих, больших-больших, - любовно гладя его по щеке, обещает товарищ отца.
- Вы лучше сами скорей возвращайтесь, - вставляют дамы.
- Этого не обещаю, - спокойно оборачивается в их сторону офицер. - К счастью, я одинок. У меня вот таких, - снова погладил он по голове мальчика, - нет. Я останусь в Германии. Надо же заплатить за эскадрон немцев для моего маленького друга.
- Да, эти игрушки немецкие дорогие, - слышится сзади в рядах солдат. - За них придется платить по большому счету.

«Русские ведомости»
от 30 августа 1914 года
Универсальная карта войны

Разм. 22х30 дм. Исполнена в 6 красок.
Ц. 45 к. Большие льготы в цене на карту войны для перепродавцов.
Москва, Никольская, 5
книжн. магаз. «Право», Ф. Бусыгина.
Телеф. 2-40-37

«Русское слово»
от 27 августа 1914 года
Геройская смерть Нестерова

Петроград, 27, VIII, 1914. Известный наш офицер-летчик штабс-капитан Нестеров в период подхода наших войск к Львову летал с производившим разведку офицером генерального штаба Лазаревым.
Вследствие порчи аппарат Нестерова спустился, но вполне благополучно, в окрестностях Львова, не будучи замечен австрийскими войсками.
С помощью жителей-поляков летчики уничтожили аэроплан и - скрытно, пешком - не только пробрались обратно в свою армию, но и привели с собой пленного австрийского часового, которого взяли на передовых постах.
Сегодня в Петрограде получено из­вестие, что штабс-капитан, увидев в районе Жолква летающий над нашим расположением австрийский аэроплан, собравшийся бросить бомбу, взлетел в воздух атаковать неприятеля и протаранил неприятельский аппарат, предотвратив жертвы в наших войсках от бомбы.
Сам Нестеров погиб смертью героя. Супруга погибшего авиатора выслушала печальное сообщение с героической твердостью.
Сознавая возможность своей близкой гибели, Нестеров перед отъездом на войну широко обсуждал с женой, как распорядиться после его смерти. Летчик взял с г-жи Нестеровой обещание, что она приложит все усилия к выполнению его проекта нового аппарата, строящегося в Москве фирмой «Дукс».
Жил Нестеров очень скромно, можно сказать бедно, мечтая о получении 10-тысячного абамелековского приза. Из своего скудного содержания Нестеров тратил значительные суммы на осуществление своих изобретений. По словам доставленных сюда пленных австрийских офицеров, всей неприятельской армии имя Нестерова хорошо известно. Во время воздушных разведок русских авиаторов австрийцы всегда безошибочно определяли, каким аппаратом управляет Нестеров. Когда показывался аппарат-птица, красиво и плавно паривший в воздухе, австрийцы указывали: «Das ist Nesteroff».
За задержание отважного летчика была объявлена большая премия.
Нестеров погиб 27 лет. Он часто говорил друзьям: «Мой отец, штабс-капитан, погиб 27 лет, и я не проживу больше».
Вообще Нестеров, склонный к туберкулезу и больной воспалением печени, производил впечатление больного. Врачи всегда предписывали ему беречься. Он отвечал им: «Я провожу целые дни на свободе. Мои легкие дышат таким воздухом, какого вы не знаете. Это поддерживает меня».
Нестеров обожал свою авиацию, усматривая в ней не только техническую победу над воздухом. Это был для него особый вид искусства. Его манила возможность совершить в воздухе поворот в вертикальной плоскости или так называемую мертвую петлю.
- Я еще не успел вполне закончить теоретической разработки этого вопроса, - рассказывал впоследствии Нестеров, - когда узнал, что мертвую петлю готовится совершить и французский авиатор Пегу. Тогда я бросил теоретические расчеты и решил рискнуть. Совершить мертвую петлю было для меня вопросом самолюбия - ведь более полугода я исследовал этот вопрос на бумаге.
Этот головоломный опыт Нестеров проделал на стареньком аппарате «Ньюпор», не имевшем никаких специальных приспособлений. Право П. Н. Нестерова на первенство в этом засвидетельствовал сам король мертвой петли Пегу во время своего последнего пребывания в Москве.
Другой случай дал Нестерову возможность показать свое необычайное хладнокровие. Во время одного из полетов на большой высоте вспыхнул бензин. Пламя быстро охватило аппарат. Но П. Н. Нестеров не растерялся и спокойно спустился на пылавшем, как факел, аппарате на землю.
Однажды рано утром летчик явился на московский аэродром и велел вывезти аппарат. Когда механики спросили, куда он собирается лететь, Нестеров ответил спокойно: «Не знаю. Может быть, над аэродромом полетаю, а может быть, из Москвы улечу».
Поднялся, сделал круг и пошел на север. А к вечеру совершенно неожиданно спустился на гатчинском аэродроме, покрыв расстояние без одной остановки.
Как только началась война, штабс-капитан Нестеров, собиравшийся уже подать в отставку и посвятить себя конструированию аэропланов, отправился на передовые позиции, где и нашел славную смерть.
После Нестерова остались двое детей. Девочка 5 лет и мальчик 3 лет.

«Русское слово»
от 26 сентября 1914 года
Письмо в редакцию

На газетных страницах я уже имел случай обращать внимание общества на большую нужду, которая, наравне с заботой о раненых воинах в связи с мобилизацией и войной, становится перед нами. Это - вопрос о призрении нервно- и душевнобольных воинов, эвакуируемых с театра военных действий. Такие больные уже начали поступать, но определить размеры нужды невозможно, ибо мы здесь встречаемся с двумя неизвестными: неизвестна численность мобилизационной армии и неизвестна продолжительность войны. Но к этому необходимо приступить теперь же. Озабочиваясь этим делом, главный комитет Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам обратился к Союзу русских психиатров и невропатологов с просьбой о содействии и оказал мне честь, избрав меня своим уполномоченным. Ввиду этого я пользуюсь гостеприимством «Русского слова», чтобы обратиться со следующей просьбой к членам Союза русских психиатров и невропатологов - сообщать мне предложения своего труда с указанием, в какие часы и в какой местности могут они открыть лазареты. Причем должно иметь в виду, что помещения меньше чем на 100 человек для этой цели не пригодны.

Д-р Баженов


«Московские ведомости»
от 17 августа 1914 года
Борьба против водки во время войны

Вчера в московскую городскую Думу на имя московского городского головы поступило следующее заявление, покрытое несколькими сотнями подписей представителей промышленности, торговли, банков и отдельных лиц. «Мы, граждане Москвы, настоятельно просим вас, наших представителей, приложить все силы к повсеместной полной отмене продажи водки и пива. Эти меры должны способствовать более успешному ходу мобилизации. Действуйте энергично. Дорога каждая минута. До 1 сентября, срока открытия продажи пива и водки, осталось немного. Взамен недобора государственных доходов вследствие прекращения продажи спиртных напитков правительство может установить новые или увеличить существующие налоги, и мы уверены, что всякие новые налоги будут с полной готовностью приняты населением».
Подписи продолжают собираться.

«Русское слово»
от 20 августа 1914 года
Воззвание ко всем еврейским общинам Российской империи

Наше дорогое отечество - великая Россия - вызвано на грозный, кровавый бой.
История всех войн, начиная с Отечественной войны 1812 года, доказывает, что евреи всегда честно и свято исполняли свой гражданский долг и готовы были приносить на алтарь отечества свое достояние, силы и жизнь.
И в настоящий великий момент в жизни нашего дорогого отечества мы, представители виленской еврейской общины, старейшей в России, позволяем себе обратиться ко всем нашим братьям по вере с горячим призывом откликнуться и немедленно приступить к организации помощи раненым и семьям запасных воинов нашей доблестной армии без различия национальностей и вероисповедания.
Мы твердо верим, что каждый из нас, призывая благословение Иеговы на наше дорогое отечество и доблестное войско, поспешит с верой и любовью исполнить свой долг перед Престолом и родиной.
Временный комитет виленской общины для оказания помощи раненым воинам Российской армии
Адрес председателя комитета: Адольфу Мееровичу Гордону, Вильна

«Новое время»
от 4 сентября 1915 года
Турецкий фронт. Телеграмма

Афины, 2 сентября. Согласно сообщениям из Константинополя, турки продолжают перевозить свои семейства в Брусу. В германских кругах царит сильное беспокойство ввиду наблюдаемого во всей Турции роста движения, направленного против немцев. Армянское население в Ангоре и окрестностях уничтожено за исключением детей, проданных по меджидию за каждого ребенка.

«Русский инвалид»
от 19 сентября 1914 года

Пропал черный пудель, кличка «Гетман». Доставившему его в Тихвинский пер., д. 9, кв. 48 будет хорошее вознаграждение.
ЧЕРЕПАХА УТЕРЯНА. В районе Николаевской железной дороги. Нашедшего прошу доставить за вознаграждение в Москву, Ольховцы, 25.


Версия для печати

АВТОРЫ
Леонтьев Ярослав
Топоров Адриан
Чарный Семен
Азольский Анатолий
Андреева Анна
Аммосов Юрий
Арпишкин Юрий
Астров Андрей
Бахарева Мария
Бессуднов Алексей
Бойко Андрей
Болмат Сергей
Боссарт Алла
Брисенко Дмитрий
Бутрин Дмитрий
Быков Дмитрий
Веселая Елена
Воденников Дмитрий
Володин Алексей
Волохов Михаил
Газарян Карен
Гамалов Андрей
Галковский Дмитрий
Глущенко Ирина
Говор Елена
Горелов Денис
Громов Андрей
Губин Дмитрий
Гурфинкель Юрий
Данилов Дмитрий
Делягин Михаил
Дмитриев-Арбатский Сергей
Долгинова Евгения
Дорожкин Эдуард
Дудинский Игорь
Еременко Алексей
Жарков Василий
Йозефавичус Геннадий
Ипполитов Аркадий
Кашин Олег
Кабанова Ольга
Кагарлицкий Борис
Кантор Максим
Караулов Игорь
Клименко Евгений
Ковалев Андрей
Корк Бертольд
Красовский Антон
Крижевский Алексей
Кузьминская Анна
Кузьминский Борис
Куприянов Борис
Лазутин Леонид
Левина Анна
Липницкий Александр
Лукьянова Ирина
Мальгин Андрей
Мальцев Игорь
Маслова Лидия
Мелихов Александр
Милов Евгений
Митрофанов Алексей
Михайлова Ольга
Михин Михаил
Можаев Александр
Морозов Александр
Москвина Татьяна
Мухина Антонина
Новикова Мариам
Носов Сергей
Ольшанский Дмитрий
Павлов Валерий
Парамонов Борис
Пахмутова Мария
Пирогов Лев
Пищикова Евгения
Поляков Дмитрий
Порошин Игорь
Покоева Ирина
Прилепин Захар
Проскурин Олег
Прусс Ирина
Пряников Павел
Пыхова Наталья
Русанов Александр
Сапрыкин Юрий
Сараскина Людмила
Семеляк Максим
Смирнов-Греч Глеб
Степанова Мария
Сусленков Виталий
Сырникова Людмила
Толстая Наталья
Толстая Татьяна
Толстой Иван
Тимофеевский Александр
Тыкулов Денис
Фрумкина Ревекка
Харитонов Михаил
Храмчихин Александр
Черноморский Павел
Чеховская Анастасия
Чугунова Елена
Чудакова Мариэтта
Шадронов Вячеслав
Шалимов Александр
Шелин Сергей
Шерга Екатерина
Янышев Санджар

© 2007—2009 «Русская жизнь»

При цитировании гиперссылка на www.rulife.ru обязательна

Расскажи о сайте: