Русская жизнь
Новости издательстваО журналеПодписка на журналГде купить журналАрхив
  
НАСУЩНОЕ
Драмы
Хроники
БЫЛОЕ
«Быть всю жизнь здоровым противоестественно…»
Топоров Адриан 
Зоил сермяжный и посконный

Бахарева Мария 
По Садовому кольцу

ДУМЫ
Кагарлицкий Борис 
Cчет на миллионы

Долгинова Евгения 
Несвятая простота

ОБРАЗЫ
Ипполитов Аркадий 
Ожидатели Августа

Воденников Дмитрий 
О счастье

Харитонов Михаил 
Кассандра

Данилов Дмитрий 
Пузыри бытия

Парамонов Борис 
Шансон рюсс

ЛИЦА
Кашин Олег 
«Настоящий диссидент, только русский»

ГРАЖДАНСТВО
Долгинова Евгения 
Похожие на домашних

Толстая Наталья 
Дар Круковского

ВОИНСТВО
Храмчихин Александр 
Непотопляемый

МЕЩАНСТВО
Пищикова Евгения 
Очередь

ХУДОЖЕСТВО
Проскурин Олег 
Посмертное братство

Быков Дмитрий 
Могу

ВОИНСТВО Русский бог
на главную 21 декабря 2007 года

Как Россия освободила Европу

Всенародная война 1812 года и катастрофа Наполеона


Гроза двенадцатого года
Настала - кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима иль русский бог?

Илларион Прянишников. В 1812 году. 1874А действительно, кто помог-то? Кто помог в войне с противником, который был на тот момент сильнейшим в мире?

Война России против Франции началась еще в 1799 году. Александр Васильевич Суворов был отправлен в Европу с целью захвата Парижа и удушения французской республиканской заразы. Суворову надо было воевать с лучшей европейской армией в совершенно незнакомых природных условиях - в горах, а не на равнине. Театром военных действий стали Северо-Западная Италия и Швейцария.

Суворов начал совершенно по-суворовски, последовательно нанеся французам поражения у Адды, Треббии и Нови.

Однако командовал Суворовым, к сожалению, австрийский император. Поэтому вместо Французской Ривьеры, откуда предполагалось идти на Париж, русские войска из Италии были двинуты в Швейцарию, чтобы предотвратить поход французов на Австрию.

В Швейцарии русские и австрийцы имели в целом около 75 тысяч человек, французы - чуть более 60 тысяч. Войска союзников были разбросаны на большом пространстве, и Суворов предполагал одновременными ударами с разных направлений разгромить французов. Вышло иначе. Французы, которыми командовал генерал Массена, разбили всех по частям. В частности, они нанесли у Цюриха тяжелое поражение русскому корпусу Римского-Корсакова. В результате Суворов, в непосредственном распоряжении которого находилась 21 тысяча человек, оказался в ловушке. Потеряв треть этих сил, Суворов из нее вырвался путем своего знаменитого перехода через Альпы. В арьергардном бою в Муттенской долине русский гренадер Махотин чуть было не взял в плен Массену. Однако вместо марша на Париж русские отправились домой. Тот факт, что Суворов совершил прорыв в условиях, в которых это было сделать невозможно, скрасил для нас очевидное поражение в кампании в целом. Более того, он позволил представить это поражение как невероятную, триумфальную победу. Это сделали еще русские историки, советские просто повторили оценку.

А величайший полководец Суворов умер сразу по возвращении из Швейцарии в Петербург. Он же все прекрасно понимал.

«Вторая серия» началась в 1805 г. Русские снова пошли спасать Австрию. В распоряжении Кутузова было 56 тыс. чел. Дойдя до Австрии, он узнал, что французы, коими теперь командовал Наполеон, уничтожили австрийскую армию и теперь он в одиночку противостоит двухсоттысячной армии противника.

И снова нам предстояло «блестящее бегство». Оно вошло в историю под названием «Ульмского маневра». Кутузов вырвался из очередной ловушки, не позволив Наполеону отрезать себе путь в Россию. Менее чем за месяц русские войска прошли более 400 км, дав ряд успешных арьергардных боев.

Кутузов соединился с подошедшими из России подкреплениями и остатками австрийской армии. Прибывшие в армию российский и австрийский императоры решили дать генеральное сражение, хотя Кутузов предполагал отступать дальше. В результате случился Аустерлиц, ставший крупнейшим поражение русских за полуторавековой период между Нарвой и Крымской войной. Австрия вышла из войны. Россия ее продолжила. Теперь ее союзницей стала Пруссия. В начале кампании 1806 г. прусская армия в 1,5 раза превосходила по численности французскую. Это не помешало Наполеону разгромить противника и за 3 недели захватить всю страну. Русские снова остались одни, только уже гораздо ближе к собственной территории, - в Восточной Пруссии. И опять все повторилось: русские отступали, давая исключительные по героизму арьергардные бои против превосходящих сил противника.

В январе 1807 г. командующий русской армией Беннигсен дал Наполеону генеральное сражение у Прейсиш-Эйлау. Стороны имели практически одинаковые силы, понесли практически одинаковые потери, упустили возможности одержать победу, в итоге провозгласив себя победителями. В реальности сражение можно считать окончившимся вничью. Однако в июне случилось сражение у Фридланда, которое русские проиграли. Наши войска отошли на свою территорию, после чего был подписан Тильзитский мир на французских условиях (ныне Тильзит называется Советском, поэтому и мир можно теперь называть «Советским»). Россия стала как бы союзником Франции в войне с Англией, хотя никаких практических последствий этот союз не имел. Кроме того, что через 5 лет война пришла на нашу собственную землю.

Вся русская армия к началу вторжения Наполеона в июне 1812 года насчитывала 480 тысяч человек, при этом непосредственно на западной границе было лишь 210 тысяч, разделенных на Первую (Барклая де Толли), Вторую (Багратиона) и Третью (Тормасова) армии. Последняя, прикрывавшая южное направление, участвовала в войне весьма ограниченно. Наполеон, контролировавший всю континентальную Европу, имел армию численностью 1,2 млн. чел., из которых непосредственно в Россию двинулись 380 тыс. с 1400 орудиями.

И вновь повторился традиционный сценарий - русское отступление с арьергардными боями. Главной целью русских было не дать Наполеону реализовать план разгрома Первой и Второй армий по отдельности. В конце июля армии соединились у Смоленска, план противника был сорван. Отступление продолжалось. На левом фланге Тормасов у Кобрина нанес поражение силам противника, состоявшим в основном из австрийцев. После чего на этом участке фронта по взаимному молчаливому согласию наступило затишье до конца войны. На правом фланге 1-й корпус Витгенштейна нанес поражение французам у Клястиц, блокировав их движение на Петербург. Точнее, сражение закончилось вничью. Здесь также установилось затишье. Северное и южное направления Наполеона не очень интересовали. Он шел на Москву. И дошел до Бородина.

К этому времени русской армией уже командовал Кутузов. Он был поставлен на эту должность по требованию армии и страны, поскольку бесконечное отступление казалось совершенно нетерпимым. Общество требовало сражения.

Бородинское сражение (113 тыс. русских против 145 тыс. французов) по странному недоразумению принято считать нашей победой. Вообще-то, после побед столиц не сдают. И не бывает так, чтобы поле боя, которое до начала сражения принадлежало нашим войскам, после нашей победы перешло в руки противника. И потери русских оказались примерно вдвое выше, чем у французов. С точки зрения оценки историков, здесь в точности повторился феномен «перехода Суворова через Альпы». Итоговая победа позволила трактовать в качестве побед все отдельные поражения, включая и Бородино.

Бородинское сражение, вылившееся в «тупую» лобовую бойню, отличалось крайним ожесточением и исключительным героизмом обеих армий. Лучше всего его охарактеризовал сам Наполеон: «Из всех моих сражений самое ужасное то, что я дал под Москвой. Французы показали себя в нем достойными одержать победу, а русские - называться непобедимыми».

Москву, разумеется, пришлось сдать, русские не имели ресурсов для ее защиты (в армии осталось чуть более 50 тыс. чел.). И этот триумф погубил Наполеона. Ведь совершенно непонятно, что делать, если все сражения выиграны, столица захвачена, а противник не собирается капитулировать. К тому же, классическая война закончилась и началась Отечественная война.

Кутузов совершил свой знаменитый Тарутинский маневр (из Москвы отошел на Рязань, затем повернул на запад и стал лагерем у села Тарутино Калужской губернии). Он закрыл Наполеону путь к южным хлебным областям и поставил его под угрозу удара в тыл, если Наполеон пойдет на Петербург. В Тарутино к Кутузову пошло ополчение, увеличившее его армию в разы. Однако главной проблемой Наполеона стало массовое партизанское движение. Имеются в виду не столько отряды Давыдова, Фигнера, Сеславина, Дорохова, Кнорринга и т. д., которые, по сути, были «спецназом», действовавшим партизанскими методами в тылу врага. Главным было массовое народное партизанское движение.

В результате Наполеон пробыл в Москве всего месяц - со 2 сентября по 6 октября. Его армия голодала и морально разлагалась. Великий французский полководец выбрал единственно возможный вариант - пошел навстречу русским, чтобы сразу решить обе задачи: разгромить, наконец, врага и прорваться к его запасам продовольствия. Получилось сражение за Малоярославец. Русские и его не выиграли - город 8 раз переходил из рук в руки, в конце концов оставшись за французами. Силы сторон в этом сражении были равны, потери тоже. После этого Наполеон понял, что война проиграна и надо уходить. Единственным путем для ухода оставалась Смоленская дорога, по которой он в Москву пришел. Полностью разоренная самими французами, а теперь еще и «оседланная» партизанами.

Кутузов шел на запад параллельно французам к югу от них. Проснулись группировки на флангах - Витгенштейн на севере и адмирал Чичагов, сменивший Тормасова, на юге. Они должны были блокировать французов на Березине.

В начале ноября Кутузов дал французам единственный за время их отступления бой - у Красного Смоленской губернии. И только его можно считать безусловной крупной победой русских за всю кампанию 1812 года. Под Красным русские потеряли 3 тысячи человек, французы - 28 тысяч и 228 орудий.

Через 10 дней произошло сражение у Березины, которое Чичагов и Витгенштейн провели на редкость неудачно. Наполеон ушел. И еще 20 тысяч французов ушли. И 9 пушек увезли. Русская армия к этому моменту насчитывала 90 тысяч человек. Впервые за всю войну она была больше армии противника. Кстати, и наши безвозвратные потери за эту кампанию, видимо, составили те же 90 тысяч человек.

Война 1812 г., безусловно, уникальна. За всю эту кампанию французы, как уже было сказано, потерпели единственное серьезное поражение, причем в бою, который ничего не решал. Они дошли до столицы противника и взяли ее. После чего добровольно ее сдали и ушли. И понесли при этом потери, составившие почти 95 % личного состава и более 99 % артиллерии. Все это за рекордно короткий срок - 5 месяцев. Ничего подобного в истории военного искусства не было.

Первой причиной катастрофы Наполеона было то, что русская армия была единственной в мире, способной воевать с французами практически на равных. Это еще была армия Петра I и Екатерины - Суворова. Она обладала исключительно высокими боевыми и морально-психологическими качествами, которые компенсировали недостатки, казалось бы, непреодолимой силы. И это при том, что рядовой состав армии составляли рекруты, которых забривали насильно. Однако за годы службы они становились настоящими профессионалами. Офицерский состав отличался огромным опытом, мужеством, сплоченностью и замечательными традициями. Поэтому русские в войнах с французами, постоянно отступая и крайне редко выигрывая, никогда по-настоящему не проигрывали. Пользуясь боксерской терминологией, они ни разу не побывали в нокауте, и лишь дважды в нокдауне (Цюрих и Аустерлиц). Они проигрывали по очкам с минимальным счетом или, еще реже, с таким же минимальным счетом выигрывали (большинство сражений заканчивались с почти равными потерями сторон). Для России в принципе немыслима была ситуация, подобная сдаче лучшей крепости Пруссии Магдебург осенью 1806 г. Эта крепость имела гарнизон в 23 тысячи человек при 450 орудиях. И сдалась двум эскадронам французских гусар. В России было мыслимо поведение 10-тысячного гарнизона крепости Бобруйск, который все 5 месяцев кампании 1812 г. просидел в тылу у французов, так и не сдавшись. Но высоких качеств армии для победы было недостаточно, что и показали кампании 1799 и 1805-1807 годов.

Второй причиной поражения Наполеона в 1812 г. стали русские просторы, которые захватить нельзя. Третьей - поведение императора Александра I, заявившего, что не признает поражения ни при каких обстоятельствах.

Четвертой и главной причиной стало то, что война приняла всенародный характер. В данном случае советский пропагандистский штамп отражает действительность. Победу над Наполеоном обеспечили партизаны и ополченцы, т. е. «остервенение народа», которое, видимо, и было русским богом.

Из-за этого война с Россией получилась принципиально отличной от той, что вел Наполеон в Европе. Там было все понятно - армия против армии. Поражение армии есть поражение государства. Так было всегда и везде. У наполеоновских войн было, правда, некоторое отличие - амбиции корсиканца распространялись на всю Европу. Поэтому ему было мало просто победы. Побежденная страна становилась его трофеем и должна была теперь воевать на его стороне. И в целом эта логика работала: разгромленные Наполеоном австрийцы и пруссаки послушно пошли воевать под французскими знаменами. После «Советского мира» она формально сработала и применительно к России, но в реальности воевать за Наполеона так и не начала.

Не согласилась с этой логикой Испания. Потерпев, как и все остальные, поражение от Наполеона, будучи почти полностью оккупированной, она начала широкомасштабную партизанскую войну. Испанцам помогали английские войска, высадившиеся в Португалии. Война в Испании была неприятна для Франции, тем более что шла на ее южных границах. В английской исторической литературе до сих пор доминирует версия о том, что главную роль в окончательной победе над Францией сыграла испанская кампания: ведь в ней участвовали англичане. Однако по своим масштабам и результатам она была в принципе не сопоставима с русской кампанией. Никаким образом война в Испании не могла привести к общему поражению Наполеона и крушению его империи. Оно стало следствием исключительно поражения в России. Против Наполеона воевало множество стран и армий, а победили русские. Только русские создавали Наполеону настоящие проблемы, только они отправили его на Святую Елену.

Интересно, а на что рассчитывал Наполеон, когда вторгался в Россию? На то же, что и везде? А почему ему было на это не рассчитывать? Россия ведь считалась нормальной европейской страной. Он совершенно серьезно ждал Москвы коленопреклоненной с ключами старого Кремля. А вот когда не пошла Москва моя к нему с повинной головою, начались главные проблемы. Это ведь действительно ужасно, когда встречаешься с принципиально другой логикой, с полным несогласием играть по твоим правилам. Видимо, никогда за всю историю не было такой чистой победы русской логики над европейской. В Великую Отечественную было не так - там, в конечном счете, немцы проиграли на полях сражений в упорнейшей борьбе. И, кстати, сдай мы Москву в 41-м, не факт, что всё закончилось бы в Берлине. Кроме того, и Германия, и СССР были носителями совершенно особых идеологий, претендовавших на универсальность, при этом не разделявшихся больше никем (по крайней мере, на государственном уровне). В 1812 г. никаких специальных идеологий ни у Наполеона, ни у Александра не было. Наполеон привел объединенную им Европу воевать с Россией. И напоролся на местную логику, коей и проиграл выигранную войну.

Да, мы сдали Москву, ну и что? Мы воюем дальше. Не сдается император. Не сдается армия. А народ только теперь-то и начинает воевать по-настоящему. Он по-настоящему почувствовал себя обиженным. Попробуй захвати всю Россию, заканчивающуюся на Тихом океане, и уничтожь нас всех.

И здесь очень напрашивается сравнение с сегодняшним днем. В последние 15 лет в наш повседневный оборот введена редкостная по идиотизму, но, увы, остающаяся до сих пор весьма популярной фраза: «А за что должна воевать нынешняя российская армия - за олигархов, что ли?» Хоть бы кто-нибудь задал встречный вопрос - а в 1941-1945 за что воевали? За палачей из НКВД, за голодомор и раскулачивание?

А за что воевали мужики в 1812? За дворян и помещиков? За право быть выпоротым на конюшне? Причем их не давила официозная пропаганда по ТВ. Они как-то сами пошли воевать. В силу душевного порыва. За Родину, а не за порку на конюшне. Они каким-то образом поняли, что Родина важнее ее недостатков, даже если это очень большие недостатки.

Потом эти русские мужики вошли в Париж. В 1814 году они сделали то, что не удалось войскам великого Суворова. Видимо, необходимым условием взятия Парижа была предварительная сдача Москвы. Во имя интересов Вены взять Париж не получилось. Получилось только после того, как Наполеон обидел всю Россию. За это мы и дошли до Парижа, подняв Россию на такую высоту в мировой политике, на какой она не была больше никогда. Ни до, ни после. Убогая тоталитарная Россия освободила свободную просвещенную прогрессивную Европу. Через 130 лет она это повторила. Свободная просвещенная прогрессивная Европа, традиционно ложившаяся под всех агрессоров, старательно это забыла.


Версия для печати

АВТОРЫ
Леонтьев Ярослав
Топоров Адриан
Чарный Семен
Азольский Анатолий
Андреева Анна
Аммосов Юрий
Арпишкин Юрий
Астров Андрей
Бахарева Мария
Бессуднов Алексей
Бойко Андрей
Болмат Сергей
Боссарт Алла
Брисенко Дмитрий
Бутрин Дмитрий
Быков Дмитрий
Веселая Елена
Воденников Дмитрий
Володин Алексей
Волохов Михаил
Газарян Карен
Гамалов Андрей
Галковский Дмитрий
Глущенко Ирина
Говор Елена
Горелов Денис
Громов Андрей
Губин Дмитрий
Гурфинкель Юрий
Данилов Дмитрий
Делягин Михаил
Дмитриев-Арбатский Сергей
Долгинова Евгения
Дорожкин Эдуард
Дудинский Игорь
Еременко Алексей
Жарков Василий
Йозефавичус Геннадий
Ипполитов Аркадий
Кашин Олег
Кабанова Ольга
Кагарлицкий Борис
Кантор Максим
Караулов Игорь
Клименко Евгений
Ковалев Андрей
Корк Бертольд
Красовский Антон
Крижевский Алексей
Кузьминская Анна
Кузьминский Борис
Куприянов Борис
Лазутин Леонид
Левина Анна
Липницкий Александр
Лукьянова Ирина
Мальгин Андрей
Мальцев Игорь
Маслова Лидия
Мелихов Александр
Милов Евгений
Митрофанов Алексей
Михайлова Ольга
Михин Михаил
Можаев Александр
Морозов Александр
Москвина Татьяна
Мухина Антонина
Новикова Мариам
Носов Сергей
Ольшанский Дмитрий
Павлов Валерий
Парамонов Борис
Пахмутова Мария
Пирогов Лев
Пищикова Евгения
Поляков Дмитрий
Порошин Игорь
Покоева Ирина
Прилепин Захар
Проскурин Олег
Прусс Ирина
Пряников Павел
Пыхова Наталья
Русанов Александр
Сапрыкин Юрий
Сараскина Людмила
Семеляк Максим
Смирнов-Греч Глеб
Степанова Мария
Сусленков Виталий
Сырникова Людмила
Толстая Наталья
Толстая Татьяна
Толстой Иван
Тимофеевский Александр
Тыкулов Денис
Фрумкина Ревекка
Харитонов Михаил
Храмчихин Александр
Черноморский Павел
Чеховская Анастасия
Чугунова Елена
Чудакова Мариэтта
Шадронов Вячеслав
Шалимов Александр
Шелин Сергей
Шерга Екатерина
Янышев Санджар

© 2007—2009 «Русская жизнь»

При цитировании гиперссылка на www.rulife.ru обязательна

Расскажи о сайте: