Русская жизнь
Новости издательстваО журналеПодписка на журналГде купить журналАрхив
  
НАСУЩНОЕ
Драмы
Хроники
БЫЛОЕ
«Быть всю жизнь здоровым противоестественно…»
Топоров Адриан 
Зоил сермяжный и посконный

Бахарева Мария 
По Садовому кольцу

ДУМЫ
Кагарлицкий Борис 
Cчет на миллионы

Долгинова Евгения 
Несвятая простота

ОБРАЗЫ
Ипполитов Аркадий 
Ожидатели Августа

Воденников Дмитрий 
О счастье

Харитонов Михаил 
Кассандра

Данилов Дмитрий 
Пузыри бытия

Парамонов Борис 
Шансон рюсс

ЛИЦА
Кашин Олег 
«Настоящий диссидент, только русский»

ГРАЖДАНСТВО
Долгинова Евгения 
Похожие на домашних

Толстая Наталья 
Дар Круковского

ВОИНСТВО
Храмчихин Александр 
Непотопляемый

МЕЩАНСТВО
Пищикова Евгения 
Очередь

ХУДОЖЕСТВО
Проскурин Олег 
Посмертное братство

Быков Дмитрий 
Могу

ВОИНСТВО Безумие
на главную 28 марта 2008 года

Сатана большой и малый

Не мешайте чужому помешательству!


Случившийся пять лет назад поход американцев в Ирак означал, что руководство США свихнулось на идейной почве.

В нашей стране, где идейность была практически полностью изжита еще лет 30 назад, а сегодня ее наличие как раз и считается признаком сумасшествия, не понимают этого в принципе. У нас твердо знают, что все делается ради нефти. А уж захват такой нефтяной страны, как Ирак, не может быть произведен ради чего-то другого.

Однако для американцев демократия важнее нефти. Напишу еще раз: демократия для американцев важнее нефти.

Даже если исходить из прагматических соображений, демократия важнее нефти. Ибо чем занимаются страны с политической и экономической системой американского образца? Правильно, они мирно и идиллически торгуют между собой. Торгуют по тем правилам, которые установили страны, наиболее сильные в экономическом отношении. И никогда никого не шантажируют ценами на нефть, газ и вообще на что бы то ни было. Соответственно, нефть автоматически прикладывается к демократии. Но дело даже не в этом, а в том, что очень многие американцы верят в демократию и свободу не просто по-настоящему, но истово.

За последние пять лет я много общался с представителями различных иностранных посольств в Москве (исключительно по их просьбам). По интересному стечению обстоятельств, самые интенсивные контакты у меня были с двумя самыми непримиримыми антагонистами — американцами и северными корейцами. Статистика позволяет провести сравнение.

Сравнение свидетельствует о том, что граждане КНДР менее идеологичны, чем американцы. Точнее, они более адекватны. Они вроде бы еще не дошли до позднесоветской фиги в кармане по отношению к собственному режиму, но уже не имеют фанатичного блеска в глазах. Они весьма реалистично смотрят на окружающий мир и четко знают, чего хотят — объединения с Южной Кореей на основе 10 принципов Ким Ир Сена (их можно коротко описать известной китайской формулой «одна страна — две системы»). А вот в американских глазах фанатичный блеск встречается постоянно, как минимум через одного. Некоторые доходят чуть ли не до пропаганды и агитации, забывая, что перед ними российский эксперт, а не крестьянин из Афганистана. Особенно интересно, что когда сообщаешь северному корейцу о том, что общаешься с американцами, он никак на это не реагирует. Понимает, что это нормально для русского. Когда американцу говоришь о том, что общаешься с северными корейцами, он впадает в ступор. В его картину мира не укладывается возможность такого общения. И уж совсем неприемлемо сообщение о том, что северные корейцы — нормальные люди.

Из святой веры в свободу и демократию в США сделали интересный вывод: все народы без исключения хотят строить у себя систему по американскому образцу. Им мешают лишь злобные диктаторы. Свержение злобного диктатора ведет к тому, что народ автоматически начинает строить в своей стране политическую и экономическую систему, скопированную с американской. С этим убеждением они и пришли в Ирак. Предполагалось, что иракский народ быстро построит страну образцового демократического содержания, которая сама по себе станет примером для окружающих. Если окружающие все же не свергнут своих диктаторов, американцы им помогут, поскольку Ирак расположен очень удобно: слева Сирия, справа Иран. Красота. Собственно, сегодня даже официальные представители американской администрации не скрывают, что не имели никакого плана политического строительства в Ираке. Они совершенно серьезно ожидали автоматической демократизации.

Как известно, автоматически в Ираке получилась отнюдь не демократия. Более того, крайне неудачно у американцев получилось не только с созданием страны образцового демократического содержания, но и с еще одной своей национальной святыней — «борьбой с международным терроризмом». До американского вторжения никакого исламского терроризма в Ираке не было. Хусейн был хоть и диктатором, но вполне светским и европеизированным. К тому же исламистов он считал своими конкурентами в борьбе за власть над Ираком. После того, как Хусейна не стало, терроризм пошел в Ирак нескончаемым потоком.

Однако, как говорил великий Черчилль, американцы обязательно выберут оптимальный вариант после того, как перепробуют все остальные. Интересно, что этот оптимальный вариант американцы, случайно или намеренно, скопировали с российского, в смысле — с чеченского. Вариант этот — разделение своих противников на «националистов» и «исламистов» и привлечение первых на свою сторону.

«Националистами» названы те, кто боролся против российских войск в Чечне и американских войск в Ираке за независимость своей страны, а также за возможность делать в независимой стране свой бизнес. Желание делать бизнес очень сильно ментально сближает этих людей с оккупантами и разделяет с исламистами. Исламисты не приемлют ни Чечни, ни Ирака, а воюют за Всемирный Халифат, в котором все будут жить по Корану, точнее по той своеобразной его интерпретации, которую они предлагают. Бизнеса Халифат не предусматривает. Исламисты воюют за идею, чем очень пугают не только своих противников, но и своих союзников-националистов. В итоге, если у противников хватает ума все простить националистам и отдать им власть в своих вотчинах в обмен на выполнение ряда совсем необременительных ритуалов политического характера, те легко переходят на их сторону и начинают бить исламистов.

В Чечне передача власти националистам-кадыровцам привела фактически к прекращению войны. Точнее, война перешла в «фоновый» режим, которым можно пренебречь и с чистой совестью объявить о победе. Россия действительно выиграла эту войну. США пока так сказать не могут, однако передача власти в суннитских районах местным полевым командирам привела к резкому снижению американских потерь с осени прошлого года.

Тут нельзя не отметить тот факт, что националисты, как чеченские, так и иракские, мягко говоря, не являются образцовыми демократами. Для России в этом проблем нет. Чеченская демократия отличается от общероссийской лишь количественно. Это количество можно даже подсчитать. 2 декабря 2007 года в Чечне за «Единую Россию» проголосовало 98,83 % от общего числа избирателей, имеющих право голоса. А, например, в Самарской области — 29,17 %. То есть количественная разница есть. А качественной — ни малейшей.

Американцам сложнее. Им приходится закрывать глаза на то, что одного большого Саддама в Ираке сменили множество маленьких саддамчиков, которые издеваются над своими подданными, как минимум, не менее жестоко. И что страна, по сути, развалилась на три большие части, каждая из которых тоже не вполне едина. И что если американские войска уйдут, начнется война всех против всех. Но деваться-то некуда, не иракские, а американские избиратели выбирают президента США, американских избирателей волнует уровень своих потерь, а не степень соответствия иракской политической системы демократическим нормам и не территориальная целостность Ирака. Таким образом, жизнь заставила американцев излечиться от своего первоначального безумия. По крайней мере, частично. Зато Россию, видимо, ничто не заставит это сделать. Очень хочется понять, ради чего так убивается российское руководство и значительная часть общественности, неустанно требующие вывода американских войск из Ирака, а заодно и из Афганистана? Что нас не устраивает в нынешней ситуации?

Неужели нам жалко жизней американских солдат, а также арабов и афганцев? Перечитайте еще раз и не смейтесь слишком сильно, это нехорошо.

В конце 90-х — начале «нулевых» талибы уже начали экспансию в Центральную Азию. Было ясно, что полное крушение поддерживаемого Россией и Ираном Северного альянса и полномасштабный прорыв талибов на север — дело нескольких лет. И что никуда нам не деться, придется посылать туда свои войска, потому что лучше воевать под Бишкеком и Самаркандом, чем под Астраханью и Омском. В Чечню с Ближнего Востока широким потоком текли люди, деньги и оружие. И эта война уже шла, причем на нашей территории.

Афганская и иракская операции американцев изменили ситуацию в корне. Талибам теперь уже точно не до Центральной Азии. Поток денег, людей и оружия в Чечню хоть и не прекратился совсем, но «обмелел» в разы, что немало способствовало нашей победе. Почти все ресурсы исламистов стали уходить на борьбу с американцами. И, как выяснилось, силы «Аль Каиды» хоть и велики, но отнюдь не беспредельны — война всерьез ослабила эту структуру. Которую США когда-то сами и создали («Аль Каида» выросла из борьбы против советских войск в Афганистане, где Штаты были главным вдохновителем и организатором). В принципе, сейчас Америка выполняет свой долг, убивая, наконец, собственное порождение. Почему нас это не устраивает?

Россия очень любит хвастаться тем, как она в XIII веке спасла Европу от монгольского нашествия ценой собственной 240-летней оккупации или как в 1914 году она спасла Париж ценой катастрофы армии Самсонова в Восточной Пруссии. Или как мы в январе 1945 года на неделю раньше намеченного срока начали Висло-Одерскую операцию, чтобы спасти союзников от немецкого наступления в Арденнах (которое, впрочем, к тому моменту и так уже выдохлось). Причем это хвастовство, как правило, сопровождается презрением и ненавистью к спасенным. Поэтому непонятно — в чем смысл хвастовства? Чем хвастаемся, собственной глупостью? Если хотим продемонстрировать благородство, не надо презирать спасенных. Вообще, это лейтмотив нашей пропаганды — как мы всегда всех спасали ценой собственных жизней. Отчасти это правда, хотя хвастаемся мы, по сути, именно своей глупостью. Благородством тут и не пахнет. И вот, наконец-то, нашлась страна, которая своей кровью и на свои деньги воюет за наши интересы. Разумеется, она преследует свои цели, но при этом получается так, что защищает нас. Мы проклинаем ее за это! Нам не нравится, что арабы и афганцы убивают и ненавидят американцев, а не нас! Что американские войска, а не наши, стали мишенью для исламистов, центром их притяжения. Видимо, нам хочется по традиции платить своей кровью и своими деньгами за чужие интересы, обратная ситуация для нас психологически непереносима. Если кто-то думает, что те люди, которые в Ираке и Афганистане стреляют сегодня в американцев, считают нас союзниками — пройдите, товарищи, в желтый дом.

Кроме того, у нас совершенно не отмечается то, что сегодня у США повторяется «эффект Вьетнама». Нет, не в смысле психологических синдромов и проблем с комплектованием ВС, это само собой. Речь о другом.

В начале 60-х СССР отставал от США по стратегическим вооружениям в разы, а то и на порядки, экономические возможности не позволяли нам догнать потенциального противника. И тут началась вьетнамская война. Америка стала тратить гигантские средства на обычные вооружения, которые в огромных количествах гробились во Вьетнаме. Например, США потеряли на этой войне 3,7 тыс. самолетов и 4,9 тыс. вертолетов. За те 9 лет, что американцы выбрасывали деньги на Вьетнам, СССР не только догнал их по СЯС, но кое в чем и обошел, а уж по обычным вооружениям ушел в огромный отрыв.

Сегодня ситуация повторяется. Не в том смысле, разумеется, что мы догоняем и уходим в отрыв. Нет, конечно, ВС РФ быстро сворачиваются. Но США вынуждены отвлекать огромные средства на Ирак и Афганистан. По сравнению с вьетнамским периодом ситуация для них усугубляется тем, что армия комплектуется по найму, а не по призыву. Следовательно, для того, чтобы привлечь людей на жестокую, кровавую войну, требуются ОЧЕНЬ большие деньги. Весьма значительные средства уходят на замену потерянной автобронетехники, на снабжение войск, воюющих на противоположной от США части Земли, всем необходимым. Эти средства отвлекаются от технического переоснащения ВС США. Как и силы «Аль Каиды», американский военный бюджет велик, но не беспределен, 700 млрд. — это уже «немножко много». Кампания на Ближнем и Среднем Востоке существенно оттягивает момент, когда технологическое преимущество США над Россией станет абсолютным, и американцы обретут возможность нанести по нам безнаказанный обезоруживающий удар.

Вообще, операции в Ираке и Афганистане полностью сковали ВС США, которые утратили возможность проводить сколько-нибудь серьезные операции в других регионах мира. Это очень облегчает всем американским оппонентам, особенно России, возможность вести независимую внешнюю политику.

Даже если говорить о нашей главной национальной святыне — нефти, то и в этом плане война в Ираке нам выгодна, поскольку она способствует постоянному быстрому росту цен на этот продукт. С коего мы все живем долго и счастливо.

Таким образом, Россия крайне заинтересована в том, чтобы американцы сидели в Афганистане и Ираке как можно дольше. Но понять это у нас не способен почти никто. Потому что мы параноики. Фанатичный блеск в глазах значительной части россиян появляется в единственном случае — когда речь заходит об Америке (интересно, что у многих спецпропагандистов ненависть к Америке хорошо оплачивается американскими деньгами). Назло этой чертовой бабушке мы готовы отморозить не только уши, но вообще всё, что угодно. Кстати, один конкретный пример успешного отморожения уже имеет место. Страны НАТО на протяжении последних 17 лет ударными темпами сворачивают свой военный потенциал в Европе, их военное превосходство над Россией в 10 раз меньше, чем экономическое. Но разве может «встающей с колен» России понравиться такая ситуация? Поэтому мы гордо вышли из ДОВСЕ. Эффект не замедлил сказаться. США, собиравшиеся практически полностью вывести войска из Европы, после российского решения эти планы пересмотрели.

Поэтому можно только пожелать успеха Маккейну; он не уйдет ни из Ирака, ни из Афганистана. Он может даже влезть еще в какую-нибудь авантюру во имя свободы и демократии (например, в Иране). Он выбросит на нее новые сотни миллиардов американских долларов и тысячи американских жизней. Он загонит ненависть к США в исламском мире на недосягаемую высоту. Он убьет очень много исламских радикалов, которые из-за этого никогда уже не будут стрелять в нас. Россия будет заходиться в истерике. Впрочем, очередная большая авантюра может надорвать силу Америки всерьез. Тогда она сделает нам приятное — действительно уйдет, укрывшись за своими двумя океанами. После чего мы будем иметь счастье видеть «лица друзей» на своих южных рубежах. Друзья придут благодарить нас за помощь в изгнании «Большого Сатаны». Мы у них традиционно числимся «Малым Сатаной».


Версия для печати

АВТОРЫ
Леонтьев Ярослав
Топоров Адриан
Чарный Семен
Азольский Анатолий
Андреева Анна
Аммосов Юрий
Арпишкин Юрий
Астров Андрей
Бахарева Мария
Бессуднов Алексей
Бойко Андрей
Болмат Сергей
Боссарт Алла
Брисенко Дмитрий
Бутрин Дмитрий
Быков Дмитрий
Веселая Елена
Воденников Дмитрий
Володин Алексей
Волохов Михаил
Газарян Карен
Гамалов Андрей
Галковский Дмитрий
Глущенко Ирина
Говор Елена
Горелов Денис
Громов Андрей
Губин Дмитрий
Гурфинкель Юрий
Данилов Дмитрий
Делягин Михаил
Дмитриев-Арбатский Сергей
Долгинова Евгения
Дорожкин Эдуард
Дудинский Игорь
Еременко Алексей
Жарков Василий
Йозефавичус Геннадий
Ипполитов Аркадий
Кашин Олег
Кабанова Ольга
Кагарлицкий Борис
Кантор Максим
Караулов Игорь
Клименко Евгений
Ковалев Андрей
Корк Бертольд
Красовский Антон
Крижевский Алексей
Кузьминская Анна
Кузьминский Борис
Куприянов Борис
Лазутин Леонид
Левина Анна
Липницкий Александр
Лукьянова Ирина
Мальгин Андрей
Мальцев Игорь
Маслова Лидия
Мелихов Александр
Милов Евгений
Митрофанов Алексей
Михайлова Ольга
Михин Михаил
Можаев Александр
Морозов Александр
Москвина Татьяна
Мухина Антонина
Новикова Мариам
Носов Сергей
Ольшанский Дмитрий
Павлов Валерий
Парамонов Борис
Пахмутова Мария
Пирогов Лев
Пищикова Евгения
Поляков Дмитрий
Порошин Игорь
Покоева Ирина
Прилепин Захар
Проскурин Олег
Прусс Ирина
Пряников Павел
Пыхова Наталья
Русанов Александр
Сапрыкин Юрий
Сараскина Людмила
Семеляк Максим
Смирнов-Греч Глеб
Степанова Мария
Сусленков Виталий
Сырникова Людмила
Толстая Наталья
Толстая Татьяна
Толстой Иван
Тимофеевский Александр
Тыкулов Денис
Фрумкина Ревекка
Харитонов Михаил
Храмчихин Александр
Черноморский Павел
Чеховская Анастасия
Чугунова Елена
Чудакова Мариэтта
Шадронов Вячеслав
Шалимов Александр
Шелин Сергей
Шерга Екатерина
Янышев Санджар

© 2007—2009 «Русская жизнь»

При цитировании гиперссылка на www.rulife.ru обязательна

Расскажи о сайте: