Русская жизнь
Новости издательстваО журналеПодписка на журналГде купить журналАрхив
  
НАСУЩНОЕ
Драмы
Хроники
БЫЛОЕ
«Быть всю жизнь здоровым противоестественно…»
Топоров Адриан 
Зоил сермяжный и посконный

Бахарева Мария 
По Садовому кольцу

ДУМЫ
Кагарлицкий Борис 
Cчет на миллионы

Долгинова Евгения 
Несвятая простота

ОБРАЗЫ
Ипполитов Аркадий 
Ожидатели Августа

Воденников Дмитрий 
О счастье

Харитонов Михаил 
Кассандра

Данилов Дмитрий 
Пузыри бытия

Парамонов Борис 
Шансон рюсс

ЛИЦА
Кашин Олег 
«Настоящий диссидент, только русский»

ГРАЖДАНСТВО
Долгинова Евгения 
Похожие на домашних

Толстая Наталья 
Дар Круковского

ВОИНСТВО
Храмчихин Александр 
Непотопляемый

МЕЩАНСТВО
Пищикова Евгения 
Очередь

ХУДОЖЕСТВО
Проскурин Олег 
Посмертное братство

Быков Дмитрий 
Могу

ОБРАЗЫ Секс
на главную 5 июня 2008 года

До потери сознания

Петербургский карнавал глазами столичного наблюдателя


Художник Юлия Валеева

Со стороны Аничкова моста послышался какой-то гул.
- Едут, - сказала приземистая блондинка в милицейской форме. И действительно - поехали. Невский наполнился оглушительно ревущими и трещащими мотоциклами.
Езда происходила в рамках карнавала, который устроили в Петербурге по случаю Дня города. На два дня город, по замыслу устроителей, должен был погрузиться в, так сказать, безудержное веселье. И, кажется, погрузился.
День города - в том виде, в котором он празднуется сейчас практически повсеместно, - затея изначально московская (если не ошибаюсь). Первый День города был проведен в Москве еще чуть ли не при Гаврииле Попове. Время и место зарождения этого праздника наложило на его формат неизгладимый отпечаток - разгул, орущая отовсюду отвратительная «музыка», сцены-времянки с приплясывающими на них бабами и мужиками, много пьющих, напившихся и продолжающих пить людей, вопли, смех (ржание), фейерверки, разливное пиво, водка из пластиковых стаканчиков… Интересно было посмотреть, как подобный праздник проходит в Питере. Должны же быть какие-то отличия, принципиальные. Посмотрел. Отличия, действительно, обнаружились. Вернее, одно отличие. Впрочем, обо всем по порядку.

Шествие
Сначала было «праздничное шествие» по Невскому. Первыми, как уже было сказано, появились мотоциклисты. Их было просто дикое количество. Они медленно ехали сплошным потоком минут десять. Никогда бы не подумал, что в одном городе может быть такое количество мотоциклов и мотоциклистов. Мотоциклисты были разные. Были классические байкеры - с пивными животами, бородатые, татуированные, в коже, на «харлеях». Были любители смертельных скоростей на спортивных моделях. Было много девушек - в основном они сидели позади своих мото-кавалеров, обхватив их руками. Но было и некоторое количество мотоциклисток - в основном, очень вызывающе одетых, вернее, полураздетых. Были обладатели огромных мотоциклетных мутантов, трех- и даже четырехколесных, ярких, сверкающих хромированными деталями. Какой-то дядечка не спеша ехал на древнем и очень маленьком военном мотоцикле, к которому сзади был прицеплен пулемет. Были и просто мотоциклисты на обычных мотоциклах, без особых примет.
Они просто ехали, ехали. И проехали. Огромная масса мотоциклов - довольно красивое зрелище, мотоцикл вообще - штука красивая. Но никакой смысловой, символической нагрузки это мотошествие не несло. Было не очень понятно, почему именно с этого начался карнавал. Ну да ладно.
Дальше пошли колонны, представляющие компании, предприятия, организации, районы города. Как когда-то на советских первомайских демонстрациях.
Да, забыл сказать: темой карнавала была вода. Во всех ее проявлениях. Вода, вода, кругом вода. Вода даже витала над Невским в виде еле ощутимой измороси - наверное, изморось исторгал из себя какой-то специальный аппарат, которого не было видно. В оформлении празднично шествующих по Невскому колонн тоже присутствовала тема воды.
Колонна «Билайна». Газель, обмотанная желто-черной тряпкой, на кузове размещен огромный глобус, тоже завернутый в желто-черную тряпку. Огромная толпа людей в белых майках с желто-черным кругом на груди. Интересно, это все сотрудники «Билайна» или специально нанятые посторонние люди? Группа негров с африканскими барабанами. Группа «шотландцев» с волынками. Все - в желто-черных одеяниях. Наверное, это символизирует всемирный роуминг.
Колонна неизвестной организации - два ярко-розовых «Запорожца» и группа культуристов в полосатых трико. Культуристы то и дело напряженно замирают в мучительных культуристских позах. Мышцы их рельефны.
Колонна питерского Водоканала. Девушки в тельняшках, фанерный колесный пароход и фанерная подводная лодка.
Колонна охранной фирмы «Титан». Огромный черный джип тянет фанерную пушку, девушка в ластах скачет с оранжевым флагом в руках.
Колонна пожарных. Обычные пожарные в касках. На касках у пожарных - маленькие резиновые дельфины.
Колонна Комитета по градостроительству и архитектуре. Люди в шляпах и черных костюмах. В руках - картонные угольники и циркули.
Колонна Адмиралтейского района. Огромная, метров десять в диаметре, модель консервной банки. Надпись: «Икра адмиралтейская». Банка наполнена бесчисленными оранжевыми воздушными шариками, символизирующими икринки.
Колонна пива Lövenbräu. Девушки в голубеньких платьицах и игривых фартучках. Мужики в коротких штанах и шляпах, изображающие баварцев. Два мужика (или девушки, трудно сказать), изображающие бутылки пива Lövenbräu.
Колонна Выборгского района. Огромный надувной Кубок УЕФА, много молодых людей, скандирующих «Зенит - чемпион».
Колонна Петроградского района. Масса молодых людей в синих тренировочных костюмах с надписью «Космические войска» и в зенитовских шарфах. Двое торжественно несут жестяной Кубок УЕФА, покрашенный золотистой краской.
Колонна Кировского района. Гигантский надувной динозавр. Платформа, на которой практически голые девушки танцуют нечто бразильское.
Колонна Калининского района. В оформлении колонны преобладает международный символ гей-движения - радужный флаг. Много молодых людей в радужных одеждах, с радужными флажками и зонтиками.
Идут, идут колонны. За их движением наблюдают петербуржцы и гости города. Не то чтобы толпы, но довольно много народа. У некоторых в руках небольшие российские триколорчики с надписью славянской вязью «Россия - священная наша держава». У многих на голове рога. Вот мальчик лет пяти с папой. У мальчика на голове закреплены огромные красные рога. Вот женщина с интеллигентным, тонким лицом. На ней ядовито-зеленый парик, а поверх парика - тоже красные рога, но поменьше, не такие огромные, как у мальчика. Вот капризная, судя по выражению лица, девочка, в ядовито-розовом парике и тоже с красными рожками.
Флаги с надписью про священную нашу державу продаются тут и там, на импровизированных прилавках. На этих же прилавках продаются парики с рогами. Человек покупает ядовито-зеленый или ядовито-розовый парик, цепляет на себя красные рога и идет по Невскому, размахивая флагом, на котором написано, что Россия - это священная наша держава.
Колонна азербайджанцев с азербайджанскими флагами. Сразу за ней - колонна армян с армянскими флагами. Армяне несут плакат: «Мы - армяне чистой воды».
Колонна голландцев. Вернее, не колонна, а огромный грузовик, на котором написано: «Любим Питер!!! Веселые голландцы». Грузовик заполнен веселыми голландцами, все сплошь в оранжевых майках, рубашках и куртках. Веселые голландцы пьют пиво из пластиковых стаканов, а голландский ди-джей наяривает на своей вертушке какое-то техно.
Колонна Василеостровского района. Огромный, метров пять в диаметре, надувной кулак с татуировкой «ВАСЯ» на угрожающих фалангах. Молодые люди, почему-то в полосатых арестантских робах. В оформлении колонны преобладает криминальная тематика.
Колонна молодых людей, изучающих бразильскую народную борьбу «капоэйра». Колонна поющих кришнаитов.
Колонна фирмы Volvo. Три огромных новеньких самосвала Volvo, красный, желтый и оранжевый, до краев наполненные воздушными шариками соответствующих цветов. Это всё. Самосвалы медленно и величаво ехали по Невскому. Самая красивая колонна.
Шведские самосвалы проехали, и на проспекте показались серые машины ОМОНа. Они тоже смотрелись, как праздничная колонна. Все, шествие закончилось.

Стадион зеленых зайцев
Но карнавал и не думал заканчиваться. На четырех центральных площадях города должны были состояться разные развлекательные события: показ карнавальных костюмов, шоу «Смешариков» (я, честно говоря, не знаю, что это такое), всякие концерты… Я отправился на Манежную площадь, где ожидалась самая интригующая часть программы - чемпионат Санкт-Петербурга по переноске жен.
До переноски жен оставалось еще больше часа, и я бродил туда-сюда по Манежной, наблюдая народные увеселения.
Небольшая толпа перед сценой. Конкурс: кто лучше всех повторит движения гибкой девушки, профессиональной танцовщицы. В конкурсе участвуют три добровольца - две девушки и парень. Звучит ритмичная музыка, гибкая девушка-танцовщица красиво извивается ей в такт. Одна из девушек, участвующих в конкурсе, честно пытается копировать движения. Получается не очень похоже, но в целом сносно - видно, что девушка умеет танцевать. Другая девушка, в коричневом школьном платьице, белом фартуке и с голубой лентой через плечо, просто стоит и улыбается. Примерно раз в двадцать секунд она совершает какое-нибудь единичное судорожное движение - и опять стоит с безмятежной улыбкой на симпатичном юном лице. Парень просто покачивает верхней частью туловища из стороны в сторону, не обращая никакого внимания на гибкую девушку-танцовщицу.
Потом зрители издавали организованные вопли - выбирали победителя. Ведущий крикнул в микрофон: «Юля!»Зрители произнесли «А-а». «Антон!» - «М-м-м…» «Катя!» - «А-а-а-а-а-а!!!», в результате сопоставления громкости этих коллективных воплей победа была присуждена Кате, хотя, честно говоря, это я их условно так назвал, может быть, их как-то по-другому звали, например, Света, Лена и Рудольф, как-то я не запомнил, впрочем, какая разница.
Дело в том, что к тому времени я переместился к другой площадке, там же, на Манежной. Это называлось «Стадион зеленых зайцев». На стадионе - асфальтовой площадке с двумя футбольными воротами - играли в футбол маленькие и не очень маленькие дети, примерно от пяти до десяти лет. Играли они огромным резиновым мячом, очень легким, таким нельзя причинить травму. Диаметр мяча составлял примерно от трети до половины среднего роста игроков. Функции судьи выполнял «аниматор» - парень в костюме зеленого зайца. Он следил за общим порядком и комментировал происходящее в мегафон: «Так-так, какая отличная атака, идет интересная борьба в центре поля, штанга, гол, какой захватывающий матч!» - и так далее. Мегафон не работал, но судья почему-то говорил именно в него, а не просто так. В каждой команде было человек по шесть. Они бегали за мячом беспорядочной толпой, хаотично его пинали, иногда мяч случайно залетал в ворота.
Какой-то толстенький мальчик придумал тактическую уловку. Вместо того чтобы беспорядочно пинать огромный мяч, он то и дело зажимал мяч между ног и мощно пер вперед, к воротам соперника. Правда, забить ему так и не удалось.
Маленький вратарь сонно-равнодушно наблюдает за игрой, руки в карманах джинсовой курточки. Он не меняет позы даже в тех случаях, когда игра происходит в метре от его ворот. Выражение его лица также остается неизменным, вне зависимости от игровой ситуации. Ему так и не забили ни одного гола.
Другой мальчик, совсем маленький, все время падает. Однажды он упал три раза подряд, ушибив при этом сначала локоть, потом колено, а потом голову. Последнее падение было особенно страшным, но он в ту же секунду вскочил и вклинился в толпу играющих. Даже не заплакал. Молодец.
Поймал себя на том, что мне было интересно наблюдать за этой игрой. Я стоял бы и смотрел за этой ребячьей возней с огромной резиновой сферой, если бы судья, он же зеленый заяц, не дал финальный свисток - пора было готовить площадку к чемпионату по переноске жен.

Падение
Дистанция - примерно сто метров, асфальт. Участвуют пары. Каждый участник-мужичок должен взять на руки участницу, свою жену (можно просто подругу, в паспорта никто не смотрит), и пробежать с женой (подругой) на руках расстояние от старта до финиша с максимально возможной скоростью. Всего записалось двадцать пар. Пары бегут попарно - одна пара параллельно другой. Судьи засекают время. Десять забегов по две пары, две самых быстрых выходят в финал, где и определяется победитель.
Зрителей много. Еще бы, такая забава. Смеются, подтрунивают над участниками, фотографируют.
Уровень спортивной подготовки мужичков неодинаков. Одни бодро несут своих дам к финишу, другие еле плетутся. Комплекция дам тоже различна. Несомые дамы улыбаются и смеются, лица мужичков красны и перекошены от напряжения. Переноска жен - нелегкая работа.
Примерно каждый второй мужичок падает. Соответственно, падает и каждая вторая дама. По условиям соревнований пара может продолжить движение с места падения. Мужички вскакивают, хватают своих жен (подруг) и бегут дальше. Падения вызывают у зрительской аудитории взрывы хохота. Это ведь очень смешно - когда человек падает на асфальт. Особенно если при этом у него из рук выпадает жена (подруга).
Надо сказать, звук шлепания человеческого тела об асфальт довольно неприятен.
Бегут они, бегут. Падают, поднимаются и снова бегут. Вокруг стоят питерские дома, некоторые из них являются памятниками архитектуры.
В какой-то момент я понял, в чем принципиальное отличие питерского Дня города от его московского аналога. Дело в том, что Петербургу катастрофически не идет, не к лицу бурное веселье. В Москве все это народное дуркование выглядит как-то мило, органично и даже иногда трогательно. В конце концов, почему бы, действительно, не повеселиться как следует в городе, одна из центральных площадей которого называется Разгуляй. А в Питере - не так. Похоже на то, как немолодой, строгий, сдержанный и молчаливый, с хорошим вкусом человек вдруг ни с того, ни с сего начинает глупо шутить, хихикать, кривляться, приплясывать и дребезжащим фальцетом напевать похабные песенки, и становится за этого человека стыдно и досадно, и хочется, чтобы поскорее это прекратилось. Вот примерно то же самое и с питерским карнавалом. Город теряет, к счастью, не надолго, свое лицо, и его привычно-великолепные виды начинают вдруг выглядеть, как нелепые картонные декорации бедного провинциального театра.
Очередной забег, мужички натужно сопят, дамы улыбаются. Перед самым финишем один из мужичков падает, дама его летит на асфальт. Мужичок вскакивает, надо быстро бежать, финиш-то совсем рядом, есть еще шанс победить, мужичок подхватывает свою даму, она безжизненно повисает у него на руках, он кладет ее обратно на асфальт, и она минут десять лежит без сознания на асфальте. Врача нет, вызвали скорую, скорая не едет, кто-то пытается оказать даме первую помощь, но, похоже, никто не знает, как это делается. Муж (друг) сначала долго сидит на корточках около жены (подруги), потом встает и, обхватив голову руками, потерянно бродит вокруг. Подходят другие люди, тоже пытаются что-то сделать, все это длится мучительно долго, страшно на это все смотреть. Наконец жена (подруга) кое-как поднимается. У нее совершенно белое лицо и блуждающий взгляд. Муж (друг) берет ее на руки и куда-то уносит. Скорая так и не приехала.
С ужасом ожидаю, что соревнования по переноске жен продолжатся, но, к счастью, этого не происходит. Собственно, на Стадионе зеленых зайцев больше вообще ничего не происходит, ведущий говорит в мегафон, что настоящий спорт - это всегда риск, и все постепенно разбредаются. На соседней сцене какие-то девушки танцуют ламбаду. А на площади Островского в это время выступает какая-то группа. А на Дворцовой - конкурс карнавальных костюмов. Люди веселятся, пьют пиво, пританцовывают. И на следующий год будет все то же самое, только тема карнавала будет другая - не вода, а, к примеру, земля или огонь. И опять будет чемпионат по переноске жен. Или бег в мешках. Организаторы учтут прошлогодний печальный опыт, и на соревнованиях по переноске жен или по бегу в мешках будет дежурить врач.
Я очень, очень надеюсь, что у этой девушки все будет хорошо.


Версия для печати

АВТОРЫ
Леонтьев Ярослав
Топоров Адриан
Чарный Семен
Азольский Анатолий
Андреева Анна
Аммосов Юрий
Арпишкин Юрий
Астров Андрей
Бахарева Мария
Бессуднов Алексей
Бойко Андрей
Болмат Сергей
Боссарт Алла
Брисенко Дмитрий
Бутрин Дмитрий
Быков Дмитрий
Веселая Елена
Воденников Дмитрий
Володин Алексей
Волохов Михаил
Газарян Карен
Гамалов Андрей
Галковский Дмитрий
Глущенко Ирина
Говор Елена
Горелов Денис
Громов Андрей
Губин Дмитрий
Гурфинкель Юрий
Данилов Дмитрий
Делягин Михаил
Дмитриев-Арбатский Сергей
Долгинова Евгения
Дорожкин Эдуард
Дудинский Игорь
Еременко Алексей
Жарков Василий
Йозефавичус Геннадий
Ипполитов Аркадий
Кашин Олег
Кабанова Ольга
Кагарлицкий Борис
Кантор Максим
Караулов Игорь
Клименко Евгений
Ковалев Андрей
Корк Бертольд
Красовский Антон
Крижевский Алексей
Кузьминская Анна
Кузьминский Борис
Куприянов Борис
Лазутин Леонид
Левина Анна
Липницкий Александр
Лукьянова Ирина
Мальгин Андрей
Мальцев Игорь
Маслова Лидия
Мелихов Александр
Милов Евгений
Митрофанов Алексей
Михайлова Ольга
Михин Михаил
Можаев Александр
Морозов Александр
Москвина Татьяна
Мухина Антонина
Новикова Мариам
Носов Сергей
Ольшанский Дмитрий
Павлов Валерий
Парамонов Борис
Пахмутова Мария
Пирогов Лев
Пищикова Евгения
Поляков Дмитрий
Порошин Игорь
Покоева Ирина
Прилепин Захар
Проскурин Олег
Прусс Ирина
Пряников Павел
Пыхова Наталья
Русанов Александр
Сапрыкин Юрий
Сараскина Людмила
Семеляк Максим
Смирнов-Греч Глеб
Степанова Мария
Сусленков Виталий
Сырникова Людмила
Толстая Наталья
Толстая Татьяна
Толстой Иван
Тимофеевский Александр
Тыкулов Денис
Фрумкина Ревекка
Харитонов Михаил
Храмчихин Александр
Черноморский Павел
Чеховская Анастасия
Чугунова Елена
Чудакова Мариэтта
Шадронов Вячеслав
Шалимов Александр
Шелин Сергей
Шерга Екатерина
Янышев Санджар

© 2007—2009 «Русская жизнь»

При цитировании гиперссылка на www.rulife.ru обязательна

Расскажи о сайте: