Русская жизнь
Новости издательстваО журналеПодписка на журналГде купить журналАрхив
  
НАСУЩНОЕ
Драмы
Хроники
БЫЛОЕ
«Быть всю жизнь здоровым противоестественно…»
Топоров Адриан 
Зоил сермяжный и посконный

Бахарева Мария 
По Садовому кольцу

ДУМЫ
Кагарлицкий Борис 
Cчет на миллионы

Долгинова Евгения 
Несвятая простота

ОБРАЗЫ
Ипполитов Аркадий 
Ожидатели Августа

Воденников Дмитрий 
О счастье

Харитонов Михаил 
Кассандра

Данилов Дмитрий 
Пузыри бытия

Парамонов Борис 
Шансон рюсс

ЛИЦА
Кашин Олег 
«Настоящий диссидент, только русский»

ГРАЖДАНСТВО
Долгинова Евгения 
Похожие на домашних

Толстая Наталья 
Дар Круковского

ВОИНСТВО
Храмчихин Александр 
Непотопляемый

МЕЩАНСТВО
Пищикова Евгения 
Очередь

ХУДОЖЕСТВО
Проскурин Олег 
Посмертное братство

Быков Дмитрий 
Могу

ГРАЖДАНСТВО Август
на главную 12 августа 2008 года

Дом и бульдозер

Печатников переулок приговорен к перспективному развитию


Памятники архитектуры делятся на две категории, почти как знаменитая осетрина. Если не вдаваться в бюрократические подробности, существуют памятники, которые снести можно, и те, которые снести нельзя. Список зданий второй категории недлинный, их можно по пальцам перечесть: Кремль, собор Василия Блаженного, дом Пашкова и еще кое-что.

Остальные памятники относятся к первой категории. Их жизнь всегда висит на волоске. Как выразился почетный строитель России Леонид Казинец в своем печально известном интервью журналу «Огонек»: «В центре 70 процентов зданий не представляют никакого интереса. Зачем эти халупы поддерживать?»

Сборище таких халуп - не так давно возникший на карте перспективного развития Москвы Печатников переулок. Долгие десятилетия он был словно законсервирован. Если бы не проезжавшие изредка автомобили, случайно заглянувший сюда путник рисковал заблудиться во времени, заплутать в тихих двориках, где сушится белье, доносится из окон детский смех и стучат костяшки домино. Сюда, в Печатников, спряталась та Москва, по которой мы вздыхаем, когда смотрим старые фильмы. Да где же еще ей быть, если в доброй половине тех самых фильмов хотя бы один эпизод да снимали в Печатниковом.

При этом переулок был удивителен именно своей обычностью, можно даже сказать, типичностью. Не бог весть какая архитектура, среди обитателей громких имен не встречалось. Путеводители о Печатниковом переулке не писали - да что там путеводители, если даже в фундаментальном труде Сергея Романюка «Из истории московских переулков» Печатникову уделено всего несколько строк: «Можно отметить украшенный щедрой рукой фасад небольшого двухэтажного дома (№ 7). Петр Сысоев, разбогатевший крестьянин Московской губернии, приобрел этот домик и в 1896 году решил его украсить, не скупясь на расходы, и в довершение отделки заказал вылепить свои инициалы „ПС“ в окружении кариатид под карнизом дома. Выделяются также четырехэтажное, отделанное керамикой здание (№ 18, 1910 г., архитектор О. О. Шишковский) и рядом с ним - самый высокий дом в переулке (№ 22) с гигантским, в несколько этажей, ордером (1912 г., архитектор П. П. Крюков), в котором жила актриса и режиссер М. О. Кнебель». Об остальных домах - ни слова.

И вот сегодня до этой земли обетованной добрались столичные девелоперы. Странно, что этого не произошло раньше: центр Москвы, в списке памятников архитектуры значится всего один дом (тот самый «украшенный щедрой рукой» дом Петра Сысоева) - его придется оставить, остальное сноси не хочу.

Надежд на то, что Печатников удастся отстоять, не было даже у самых оптимистично настроенных защитников старой московской застройки - понятие «уникальная городская среда» девелоперам известно, только представления об этой среде у них свои. Оставалось лишь достойно проводить старого товарища в последний путь, что неравнодушные москвичи и сделали 26 июня, устроив шумный «День Печатникова» с оркестром, танцами и разливным пивом в трехлитровых банках. Однако оказалось, что есть шанс спасти еще хотя бы одно здание переулка. Счастливый билет вытянул дом № 3 - его история при ближайшем рассмотрении оказалась не такой уж простой.

На последнем этаже этого дома когда-то находилась однокомнатная квартира - № 26. В 1960-е годы ее вывели из жилого фонда, но само помещение сохранилось и по сей день. Квартирка была крошечной: небольшая комната, кухонька и кладовка. В квартире жили три женщины. Все трое были тайными монахинями: Евпраксия, Евфросиния и Ксения. Все трое были духовными дочерьми отца Агафона, будущего священномученика схиархимандрита Игнатия (Лебедева).

В 1923 году Патриарх Тихон писал: «Церковь в настоящее время переживает беспримерное внешнее потрясение. Она лишена материальных средств существования, окружена атмосферой подозрительности и вражды, десятки епископов и сотни священников и мирян без суда, часто даже без объяснения причин, брошены в тюрьму, сосланы в отдаленнейшие области республики, влачимы с места на место; православные епископы, назначенные Нами, или не допускаются в свои епархии, или изгоняются из них при первом появлении туда, или подвергаются арестам; центральное управление Православной Церкви дезорганизовано, так как учреждения, состоящие при Патриархе Всероссийском, не зарегистрированы и даже канцелярия и архив их опечатаны и недоступны; церкви закрываются, обращаются в клубы и кинематографы или отбираются у многочисленных православных приходов для незначительных численно обновленческих групп; духовенство обложено непосильными налогами, терпит всевозможные стеснения в жилищах, и дети его изгоняются со службы и из учебных заведений потому только, что их отцы служат Церкви». В эти-то лютые времена отец Агафон и решил тайно постригать в монашество своих духовных детей. Евпраксия (Трофимова) была первой, за ней последовали другие, а в 1927 году квартира Евпраксии, по благословлению отца Агафона, стала центром тайной монашеской общины. Здесь монахини читали свое ежедневное молитвенное правило, здесь отец Агафон совершал тайные постриги и вел духовные беседы с сестрами. Между собой квартиру называли Знаменским скитом - отец Агафон благословил ее иконой Божией Матери «Знамение».

В справке, которую составил для сайта «Архнадзор» научный сотрудник Центра истории религии и Церкви Института всеобщей истории РАН Алексей Беглов, говорится, что эта подпольная монастырская община была крупнейшей из тех, о которых известно современным историкам Церкви: уже к середине 1930-х годов число тайных постриженников достигло, по примерным оценкам, 170-200 человек. Неудивительно, что при таком размахе деятельности в 1935 году архимандрит Игнатий был арестован и отправлен в лагерь. Удивительно, что с его арестом жизнь общины не прекратилась. Воспоминания об этом периоде истории дома в Печатниковом оставила в своих книгах еще одна духовная дочь отца Игнатия - Валентина Ильинична Пузик, принявшая постриг с именем Варсонофия (позже, уже в конце 1930-х, после пострига в мантию ставшая монахиней Игнатией). По ее словам, отец Игнатий и в заключении продолжал наставлять и духовно окормлять сестер. При каждой возможности он присылал в Печатников весточки из мордовского лагеря. Его воля не давала распасться общине. «Переселение твое я бы только приветствовал, но как же птенцы и комната с дорогими вещами... но душа дороже», - писал он матушке Евпраксии, когда та собралась переехать на другую квартиру. Послушание для монахов паче поста и молитвы, и Евпраксия осталась, продолжая хранить обитель. Только во второй половине 1940-х годов, когда Русская Православная Церковь наконец вышла из подполья, община стала постепенно распадаться. К тому времени схиархимандрита Игнатия уже давно не было на свете, он скончался от пеллагры в 1938 году. В 1960-х обитательницам «скита» выдали новую жилплощадь - на этом и закончилась его история. А в 2000 году схиархимандрит Игнатий был прославлен Русской Православной Церковью в лике священномучеников.

С этим «оружием» в руках защитники старой Москвы начали битву за дом. Письма в его защиту написали Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры, комиссия «Старая Москва», сайт «Москва, которой нет» и Всемирный русский народный Собор. Первого августа появился ответ - пресс-служба Москомнаследия обнародовала свое заявление по поводу судьбы этого дома. Его стоит привести целиком: «Мы разделяем опасения общественности, в частности, общества „Старая Москва“ и „Москва, которой нет“ по вопросам сохранения исторического облика города. Но данный вопрос непростой и неоднозначный, ведь у инвестора есть вся согласованная документация. Кроме того, в 2000 году было проведено историко-культурное обследование, в котором не отмечена особая ценность зданий в Печатниковом пер., вл. 3. Кроме того, есть экспертиза проекта, полученная в 2003 году. Поэтому сейчас, после обращения общественности, вновь Москомнаследие прорабатывает этот вопрос. Мы изучаем всю эту документацию. И по результатам обязательно проинформируем. К сожалению, сегодня еще остаются вопросы, в связи с тем, что было согласовано ранее, особенно до выхода новых законов об объектах культурного наследия. Эти решения вызывают порой различные мнения, нередко противоречивые. Наша задача найти верные решения сегодня».

Сегодня день сдачи номера в печать. Утром, по дороге в редакцию, я завернула в Печатников переулок. Дом номер № 3 состоял из двух строений. От одного из них осталась только груда кирпичей. Второй корпус, тот, в котором и находился скит, сегодня еще стоял. Но изучение документации - процесс длительный, а бульдозеры работают быстро. Они не ищут верных решений. У них оно уже есть.


Версия для печати

АВТОРЫ
Леонтьев Ярослав
Топоров Адриан
Чарный Семен
Азольский Анатолий
Андреева Анна
Аммосов Юрий
Арпишкин Юрий
Астров Андрей
Бахарева Мария
Бессуднов Алексей
Бойко Андрей
Болмат Сергей
Боссарт Алла
Брисенко Дмитрий
Бутрин Дмитрий
Быков Дмитрий
Веселая Елена
Воденников Дмитрий
Володин Алексей
Волохов Михаил
Газарян Карен
Гамалов Андрей
Галковский Дмитрий
Глущенко Ирина
Говор Елена
Горелов Денис
Громов Андрей
Губин Дмитрий
Гурфинкель Юрий
Данилов Дмитрий
Делягин Михаил
Дмитриев-Арбатский Сергей
Долгинова Евгения
Дорожкин Эдуард
Дудинский Игорь
Еременко Алексей
Жарков Василий
Йозефавичус Геннадий
Ипполитов Аркадий
Кашин Олег
Кабанова Ольга
Кагарлицкий Борис
Кантор Максим
Караулов Игорь
Клименко Евгений
Ковалев Андрей
Корк Бертольд
Красовский Антон
Крижевский Алексей
Кузьминская Анна
Кузьминский Борис
Куприянов Борис
Лазутин Леонид
Левина Анна
Липницкий Александр
Лукьянова Ирина
Мальгин Андрей
Мальцев Игорь
Маслова Лидия
Мелихов Александр
Милов Евгений
Митрофанов Алексей
Михайлова Ольга
Михин Михаил
Можаев Александр
Морозов Александр
Москвина Татьяна
Мухина Антонина
Новикова Мариам
Носов Сергей
Ольшанский Дмитрий
Павлов Валерий
Парамонов Борис
Пахмутова Мария
Пирогов Лев
Пищикова Евгения
Поляков Дмитрий
Порошин Игорь
Покоева Ирина
Прилепин Захар
Проскурин Олег
Прусс Ирина
Пряников Павел
Пыхова Наталья
Русанов Александр
Сапрыкин Юрий
Сараскина Людмила
Семеляк Максим
Смирнов-Греч Глеб
Степанова Мария
Сусленков Виталий
Сырникова Людмила
Толстая Наталья
Толстая Татьяна
Толстой Иван
Тимофеевский Александр
Тыкулов Денис
Фрумкина Ревекка
Харитонов Михаил
Храмчихин Александр
Черноморский Павел
Чеховская Анастасия
Чугунова Елена
Чудакова Мариэтта
Шадронов Вячеслав
Шалимов Александр
Шелин Сергей
Шерга Екатерина
Янышев Санджар

© 2007—2009 «Русская жизнь»

При цитировании гиперссылка на www.rulife.ru обязательна

Расскажи о сайте: