Русская жизнь
Новости издательстваО журналеПодписка на журналГде купить журналАрхив
  
НАСУЩНОЕ
Драмы
Хроники
БЫЛОЕ
«Быть всю жизнь здоровым противоестественно…»
Топоров Адриан 
Зоил сермяжный и посконный

Бахарева Мария 
По Садовому кольцу

ДУМЫ
Кагарлицкий Борис 
Cчет на миллионы

Долгинова Евгения 
Несвятая простота

ОБРАЗЫ
Ипполитов Аркадий 
Ожидатели Августа

Воденников Дмитрий 
О счастье

Харитонов Михаил 
Кассандра

Данилов Дмитрий 
Пузыри бытия

Парамонов Борис 
Шансон рюсс

ЛИЦА
Кашин Олег 
«Настоящий диссидент, только русский»

ГРАЖДАНСТВО
Долгинова Евгения 
Похожие на домашних

Толстая Наталья 
Дар Круковского

ВОИНСТВО
Храмчихин Александр 
Непотопляемый

МЕЩАНСТВО
Пищикова Евгения 
Очередь

ХУДОЖЕСТВО
Проскурин Олег 
Посмертное братство

Быков Дмитрий 
Могу

ДУМЫ Родина
на главную 27 августа 2008 года

Цена победы

Южная Осетия — повод для работы над ошибками


Художник Юлия Валеева

Хотя война в Южной Осетии уже завершилась, информации о собственно военной составляющей конфликта очень мало. Вся она поступает от воюющих сторон, а им верить сложно. Воюющая сторона по определению не может быть объективна. Особенно, конечно, это относится к грузинской стороне, которая врет совершенно беззастенчиво, утратив даже видимость объективности. Впрочем, для маленькой проигравшей страны это, наверное, неизбежно. Независимых наблюдателей в зоне конфликта просто не оказалось. Однако кое-какие выводы сделать все-таки можно. При этом необходимо абстрагироваться от политической составляющей конфликта. Это сложно, поскольку политическая составляющая в данном случае абсолютно доминирует над военной. Тем не менее попробуем.

За годы правления Саакашвили грузинская армия очень далеко ушла от состояния того, по сути, бандитского сброда, коим она была при Гамсахурдии и осталась при Шеварднадзе. Заметно выросли дисциплина и уровень боевой подготовки. Заметно добавилось вооружения и техники, но это почти исключительно то, что списывается из армий Украины, Чехии, Болгарии, Греции, Турции и других. Дешево продавать и даже дарить устаревшее оружие отсталым странам почти всегда выгоднее, чем заниматься его утилизацией у себя. Вот Грузии и дарят его все подряд. Сотню танков Т-72 вместе с полсотней антикварных Т-55, полторы сотни БМП, столько же артиллерийских орудий и САУ, три десятка РСЗО «Град» и RM-70, которые Грузия имела к началу вторжения в Осетию, никак нельзя назвать несокрушимой мощью (надо учесть и техническое состояние всего перечисленного, которое, очевидно, оставляло желать много лучшего). Тем более не свидетельствуют о таковой мощи десяток штурмовиков Су-25 и около 40 вертолетов. Про ВМС Грузии, где хоть какую-то боевую ценность представляет единственный ракетный катер французской постройки 70-х гг., подаренный Грецией, а десантные возможности не позволяют высадить на вражеское побережье хотя бы роту, лучше вообще умолчать.

В чем грузинская армия даже превзошла российскую — это в средствах связи, разведки, навигации, приборах ночного видения и т. п. Но всего этого было слишком мало. И, главное, это ведь не оружие, а лишь средства, обеспечивающие его более эффективное применение. Воюют по-прежнему танками, артиллерией и авиацией. Этого у Грузии тоже было, как сказано выше, мало. Причем старую советскую и восточноевропейскую технику практически невозможно вписать в западную концепцию современного боя, под которую «заточены» эти самые средства связи, разведки, навигации и т. п. и под которую, вроде бы, стала строиться грузинская армия. Новое вино влили в старые мехи. Грузинская армия в целом осталась советской, при этом маленькой.

План Саакашвили был понятен — захватить Цхинвали, расположенный рядом с границей, посадить там правительство Санакоева и объявить его единственной законной властью в Южной Осетии. А всю остальную часть Южной Осетии — оккупированной российскими агрессорами. Впрочем, если бы захват Цхинвали прошел успешно, то это могло бы привести к полной деморализации югоосетинских сил, и тогда грузины могли бы продолжить наступление на север.

Однако ничего не получилось. Грузия начала с откровенного варварства — обстрела жилых кварталов Цхинвали из РСЗО «Град». Затем грузинские войска втянулись в затяжные уличные бои с югоосетинскими силами. После того как на территорию республики вошли регулярные части ВС РФ, у Грузии не осталось никаких шансов на военную победу. Ведь вся грузинская армия, по сути, эквивалентна одной мотострелковой дивизии ВС России. То есть маленькая советская армия встретилась с большой советской армией. Исход подобного противостояния был совершенно очевиден.

Российская армия продемонстрировала в этой войне на удивление высокую по нашим понятиям скорость реакции, вступив на территорию Южной Осетии практически сразу после получения соответствующего приказа Кремля, т. е. в первый же день войны. Именно эта быстрота реакции и обеспечила общую победу. Грузия к моменту ввода российских войск на территорию Южной Осетии не успела даже взять Цхинвали, не говоря уже о захвате остальной части республики и блокировании Рокского тоннеля. И встретилась с ломом, против которого нет приема, поскольку нет собственного лома.

После этого Российская армия показала, что она еще более советская, чем грузинская армия. Ибо у нее совсем плохо со средствами связи, разведки, навигации, приборами ночного видения и т. п. Нет у нее, например, беспилотников. Обо всех этих проблемах давно и очень много «сказано и пэрэсказано», как выразился по совсем другому поводу товарищ Сталин. Однако наши военачальники лишь по итогам войны внезапно осознали все эти неприятные вещи. Что, к сожалению, отнюдь не означает, что недостатки будут устранены в сколько-нибудь обозримом будущем.

Выяснилась, точнее, подтвердилась еще одна печальная вещь — у Российской армии нет пехоты (мотострелков), точнее, ее очень много, только воевать она не может. Поэтому мы с первого дня войны начинаем забивать гвозди микроскопами, т. е. использовать в качестве пехоты десант и спецназ. В бой сразу пошли части 76-й (псковской), 98-й (ивановской) дивизий, 31-й (ульяновской) бригады ВДВ. Пошли не «с неба на землю», а с земли на землю, по-пехотному.

И спецназ пошел по-пехотному. Его основу составил батальон «Восток», состоящий почти исключительно из бывших чеченских боевиков, в первую чеченскую воевавших против Российской армии, в том числе и против десантников 76-й и 98-й ВДД и 31-й ДШБр. Судя по всему, именно «Восток» и оказался наиболее эффективной частью российской армии в ходе войны в Южной Осетии. Хороший трофей мы взяли в ходе второй чеченской. Хочется надеяться, что взяли мы его навсегда.

В общем, бывшие противники, приобретшие значительный опыт в войне друг против друга, а теперь ставшие бойцами одной армии и воюющие плечом к плечу, сработали, в общем, хорошо. Можно было бы гораздо лучше, но тут претензии не к тем, кто воюет на Кавказе, а к тем, кто сидит в Кремле и на Арбатской площади.

Совсем не порадовали наши летчики. Конечно, они захватили господство в воздухе над зоной конфликта, что стало одной из важнейших составляющих общего успеха. Но потеря четырех самолетов в войне со страной, не имеющей ни одного истребителя и очень слабую наземную ПВО, — повод для серьезных размышлений. Причем если штурмовики Су-25, коих мы потеряли три, еще можно считать «расходным материалом», то гибель бомбардировщика средней дальности Ту-22М3, который рассчитан, вроде бы, на прорыв ПВО стран НАТО, — настоящий скандал. Разговоры о том, что Грузия получила средства ПВО с Украины, никак не могут быть оправданием. Украина располагает только теми средствами ПВО, которые ей достались в момент развала СССР, ничего нового с тех пор она не приобрела. То есть наши самолеты были сбиты нашими же отнюдь не новыми ЗРК. Какой уж тут прорыв ПВО НАТО. У нас нет беспилотников, у нас очень плохо со средствами РЭБ и высокоточным оружием. И про это давно уже все «сказано и пэрэсказано», толку, правда, нет никакого, несмотря на стремительный рост военных расходов.

И уж совсем ни в какие ворота не лезет тот факт, что микроскопические ВВС Грузии, не имеющие ни одного истребителя, до последнего дня войны совершали налеты (пусть и эпизодические) на позиции и колонны российских войск. Это подтверждает еще один печальный факт — с ПВО у нас совсем плохо. Видимо, у нас совсем забыли, как применять истребители. Максимум, на что наши истребители способны, — сбить тихоходный и полностью беззащитный беспилотник, как это случилось над Абхазией в конце апреля.

Не обошлось и без участия флота, хотя война и шла на ТВД, находившемся в глубине суши. Наш ВМФ впервые за постсоветский период вступил в бой, потопив то ли один, то ли даже два грузинских катера. Это, видимо, были артиллерийский катер пр. 205П (вооружение — две спаренные 30-миллиметровые пушки) и/или патрульный катер пр. 1400М (вооружение — только пулеметы). Естественно, оба этих катера — советской постройки, получены Грузией с Украины. Зачем они шли в самоубийственную атаку на корабли ЧФ, не имея никаких шансов нанести им даже сколько-нибудь серьезные повреждения, — понять крайне сложно. Видимо, чтобы ВМФ РФ смог записать на свой счет первую за последние 18 лет победу (предыдущая была одержана в 1990 г. над катерами эритрейцев в Красном море). Интересно, как бы воевали наши моряки, если бы встретились с противником другого уровня?

По официальным данным, потери ВС РФ составили 74 погибших и 19 пропавших без вести. Много это или мало — сказать невозможно. Это ведь как посмотреть. Но, скорее, это много (особенно учитывая тот факт, что речь идет об официальных данных, реальная картина может быть хуже). Противник не настолько могуч, чтобы терять в войне с ним, тем более такой скоротечной, столько людей. А тут еще и четыре самолета (опять же, только по официальным данным). И неизвестное, но заведомо ненулевое количество бронетехники. Впрочем, по масштабам российской армии эти потери, конечно, почти незаметны.

Потери Грузии практически неизвестны. Но они заведомо больше, чем у России. Хотя бы потому, что Грузия проиграла. Соответственно, применительно к масштабам грузинской армии, они не просто велики, но катастрофичны. Многолетние усилия Саакашвили по созданию боеспособных ВС, по-видимому, за несколько дней обращены в ничто (или почти в ничто). Тем более что нет никаких сомнений — Грузия потеряла наиболее подготовленную часть личного состава и наиболее качественную технику. Об этом свидетельствует, в частности, то, что если на территории Южной Осетии грузины сражались умело и упорно, то когда российские войска вступили на территорию собственно Грузии, они практически не встречали сопротивления. То есть к этому моменту все лучшее — и людей, и технику — ВС Грузии уже потеряли. Подразделения ВС РФ беспрепятственно дошли аж до Поти. Из Гори грузинские части панически бежали еще до того, как к городу подошли российские войска. Нет сомнений, что был бы взят и Тбилиси, дело было лишь за соответствующим политическим решением. Его не последовало (к счастью). Кроме того, российские ВВС разгромили большую часть военной инфраструктуры Грузии за пределами Абхазии и Южной Осетии. Таким образом, этой стране еще очень долго будет просто нечем воевать.

Осетинской авантюрой Саакашвили резко понизил шансы своей страны на вступление в НАТО. Выставив, причем удачно, Россию агрессором, он показал руководителям стран Запада, что если Грузия станет членом Североатлантического альянса, им придется отправлять свои войска на совершенно не нужный им Кавказ на очень кровавую войну против России. Можно не сомневаться, что теперь западные европейцы лягут костьми, но в НАТО Грузию не пустят. Им не нужен хвост, который будет вертеть собакой (такой хвост приобрели мы в виде Абхазии и Южной Осетии, но это отдельная тема).

С другой стороны, Саакашвили получил шанс построить совершенно новую грузинскую армию. Самые эффективные военные реформы случаются, как правило, именно после поражений. Потеряв значительную часть советской и восточноевропейской техники, Грузия теперь может начать приобретать западную технику, ориентированную на ведение современной войны. И тогда грузинская армия перестанет быть советской. Другое дело, что такая реформа требует значительного времени (речь заведомо идет о годах) и очень значительных средств, которых у Грузии просто нет (тут ей придется рассчитывать на западную помощь или растягивать реформу на совсем уж длительный период). Потребуется очень серьезная подготовка личного состава. В общем, речь идет об очень большой, длительной работе, требующей огромного терпения и самопожертвования от всего населения страны, поскольку на новую армию надо будет тратить значительную часть отнюдь не гигантского бюджета Грузии и отдавать в армию людей, которые, в целом, не очень склонны к ратному труду. Как показала война в Южной Осетии, в Грузии не очень много действительно хороших воинов (и это, в общем, отнюдь не новость). Соответственно, решить данную задачу будет очень непросто, даже если она будет осознана грузинским руководством и населением. Гораздо вероятнее, что, получив из стран Восточной Европы какое-то количество техники взамен утерянной, Грузия полезет в новую авантюру с еще более плачевными для себя последствиями.

Если поражение хотя бы теоретически может пойти армии на пользу, то «маленькая победоносная война» очень часто идет армии во вред, поскольку она начинает почивать на лаврах, коих на самом деле нет. Именно эта опасность стоит перед российской армией.

Все выявленные в ходе войны недостатки нашей армии были прекрасно известны еще до ее начала, однако для их устранения не делалось почти ничего, а чаще — совсем ничего. Видимо, нужные средства уходили на рассказы о возрождении нашей былой мощи. Или просто разворовывались. С какой стати что-то изменится теперь? Недостатки были коротко и сквозь зубы признаны некоторыми представителями военного командования, но это отнюдь не означает, что за признанием последуют действия. Ведь политическое руководство явно всем довольно. Общество просто в восторге от происшедшего. Никакого гражданского контроля над армией как не было, так и нет. СМИ (даже относительно независимые) забудут обо всем через месяц.

Самое же главное в том, что победителей не судят. Война несомненно и очевидно выиграна, все ее основные цели достигнуты. Противник практически разгромлен. Наши потери по нашим понятиям невелики. Что еще надо? Кто чем недоволен? Что с того, что в такой войне свои потери должны быть значительно меньше, а ВС противника должны быть подавлены гораздо быстрее и эффективнее?

Победа над Грузией — идеальный вариант для работы над ошибками и устранением недостатков. Увы, подобная работа не входит в наши национальные традиции. Чтобы начать работу над ошибками, нам надо всерьез умыться своей кровью. Робкие грузины бежали, не предоставив нам такой возможности. Зато гораздо более серьезные люди на Западе и Востоке с большим интересом изучают сейчас наш победный опыт. Чтобы умыть нас кровью всерьез.


Версия для печати

АВТОРЫ
Леонтьев Ярослав
Топоров Адриан
Чарный Семен
Азольский Анатолий
Андреева Анна
Аммосов Юрий
Арпишкин Юрий
Астров Андрей
Бахарева Мария
Бессуднов Алексей
Бойко Андрей
Болмат Сергей
Боссарт Алла
Брисенко Дмитрий
Бутрин Дмитрий
Быков Дмитрий
Веселая Елена
Воденников Дмитрий
Володин Алексей
Волохов Михаил
Газарян Карен
Гамалов Андрей
Галковский Дмитрий
Глущенко Ирина
Говор Елена
Горелов Денис
Громов Андрей
Губин Дмитрий
Гурфинкель Юрий
Данилов Дмитрий
Делягин Михаил
Дмитриев-Арбатский Сергей
Долгинова Евгения
Дорожкин Эдуард
Дудинский Игорь
Еременко Алексей
Жарков Василий
Йозефавичус Геннадий
Ипполитов Аркадий
Кашин Олег
Кабанова Ольга
Кагарлицкий Борис
Кантор Максим
Караулов Игорь
Клименко Евгений
Ковалев Андрей
Корк Бертольд
Красовский Антон
Крижевский Алексей
Кузьминская Анна
Кузьминский Борис
Куприянов Борис
Лазутин Леонид
Левина Анна
Липницкий Александр
Лукьянова Ирина
Мальгин Андрей
Мальцев Игорь
Маслова Лидия
Мелихов Александр
Милов Евгений
Митрофанов Алексей
Михайлова Ольга
Михин Михаил
Можаев Александр
Морозов Александр
Москвина Татьяна
Мухина Антонина
Новикова Мариам
Носов Сергей
Ольшанский Дмитрий
Павлов Валерий
Парамонов Борис
Пахмутова Мария
Пирогов Лев
Пищикова Евгения
Поляков Дмитрий
Порошин Игорь
Покоева Ирина
Прилепин Захар
Проскурин Олег
Прусс Ирина
Пряников Павел
Пыхова Наталья
Русанов Александр
Сапрыкин Юрий
Сараскина Людмила
Семеляк Максим
Смирнов-Греч Глеб
Степанова Мария
Сусленков Виталий
Сырникова Людмила
Толстая Наталья
Толстая Татьяна
Толстой Иван
Тимофеевский Александр
Тыкулов Денис
Фрумкина Ревекка
Харитонов Михаил
Храмчихин Александр
Черноморский Павел
Чеховская Анастасия
Чугунова Елена
Чудакова Мариэтта
Шадронов Вячеслав
Шалимов Александр
Шелин Сергей
Шерга Екатерина
Янышев Санджар

© 2007—2009 «Русская жизнь»

При цитировании гиперссылка на www.rulife.ru обязательна

Расскажи о сайте: